В высшей степени полезная слепота


 17.05.2012

 

 Многие проекты германских танков оказались неудачными из-за того, что немцы пытались использовать в них устройства технически еще несовершенные, хотя на первый взгляд и казавшиеся перспективными. К таким неудачным разработкам может быть, например, отнесен проект германского танка-истребителя Pz.IV с двумя 75-мм безоткатными орудиями, расположенными по бортам стандартной башни, в которой для самообороны монтировалась 30-мм автоматическая пушка. Она же должна была применяться при пристрелке 75-мм орудий по цели, а те, в свою очередь, стрелять по ней залпом. Понятно, что попадание во вражеский танк сразу двух кумулятивных снарядов куда опаснее, чем одного, к тому же такие снаряды были дешевле. Однако германским инженерам так и не удалось создать надежно действующую систему перезарядки таких орудий, из-за чего этот танк так и остался в деревянном макете.
В результате поражения в Первой мировой войне Германия оказалась в очень тяжелом экономическом положении: страны-победительницы принудили ее выплатить им огромные репарационные платежи и, по сути дела, лишили ее соответствующих ее интересам армии и флота.

Версальский мирный договор, как известно, запрещал Германии разрабатывать, выпускать и иметь на вооружении своей армии бронетанковую технику. Тем не менее, немцы тайно изготовили несколько танков LK.II, которые затем передали венграм. Немецкие специалисты успешно работали за границей, а дома, в Германии, свои первые самоходные установки на базе забронированных тракторов с орудиями калибра 37-мм и 75-мм они сделали уже в 1927 г. Через 2 года фирмы «Крупп» и «Рейнметалл-Борзиг» построили так называемые легкие тракторы, а на деле — легкие танки с 37-мм орудием в башне. В 1929–1930 гг. за ними последовали и 2 двубашенных средних танка типа «большой трактор», испытания которых проводились у нас на советско-германском объекте «Кама», созданном еще в 1926 г.
Танки, кстати очень похожие на французские 2С, оказались неудовлетворительными из-за неудачного расположения башен, жесткой подвески и отсутствия на них радиосвязи.

 37-мм пушка РАК-35 на шасси германского бронированного трактора

Впрочем, немцев это не обескуражило. Другие германские инженеры строили танки по своим чертежам в Швеции, так что опыта для создания более совершенных машин у них вполне хватало. Поэтому, когда к власти в Германии пришли нацисты, там сразу же начались разработки танков по примеру Англии и СССР, т. е. легких, средних и тяжелых машин.

Предполагалось, что своего рода флагманами танковых соединений станут трехбашенные танки Nb.Fz, или Neubaufahrzend («машина новой конструкции»), у которой одна пушечная и две пулеметных башни располагались на корпусе по диагонали. Главная башня имела спаренную артиллерийскую установку из двух пушек калибра 37- и 74-мм, что по замыслу авторов проекта должно было понизить расход дорогостоящих боеприпасов и повысить общую боевую эффективность машины. Но… несмотря на свой весьма внушительный вид, танков этого типа было изготовлено всего 6, причем только 3 из них принимали участие в боевых действиях на территории Норвегии в 1940 г. Удивительно, но пропагандистское значение этих машин оказалось куда более существенным, нежели, собственно, боевой успех, а их изображения потом еще долго помещали в иностранных военных учебниках и справочниках, причем обычно боевая мощь этих танков превозносилась чуть ли не до небес.

 Германский опытный танк «Grosstractor» (вверху) и тяжелый танк Nb.Fz (1936 г.)

Вслед за этими машинами, вернее будет сказать, практически одновременно с ними, обновленный германский вермахт получил легкие танки Pz.I и Pz.II, а вслед за ними средние танки Pz.III и Pz.IV. Средние машины, как известно, вооружались 37-мм и 75-мм танковыми орудиями. Благодаря экипажу из 5 человек обязанности между ними распределялись рациональным образом, чего не было на большинстве танков других стран, зато неверным оказалось само наличие двух близких по своим боевым характеристикам машин в одной армии.

Для фашистской Германии, в достаточной степени обескровленной Версальской системой, подобный подход был невыгоден, что и подтвердилось в годы Второй мировой войны, когда танки Pz.III, несмотря на все их модернизации, пришлось снимать с вооружения. Однако если не считаться с этим мало продуманным дублированием в системе танкового вооружения, именно немцам она, пожалуй, удалась лучше, чем другим. Так, легкий танк Pz. I обладал неплохой скоростью, проходимостью и достаточно сильным пулеметным вооружением, так что его вполне можно было применять против войск противника, не имеющего противотанковых средств. Pz.II имел более сильное вооружение, и он мог применяться в качестве танка-разведчика, причем нужда в подобной машине ощущалась германской армией на протяжении всей войны, о чем свидетельствуют неоднократные попытки его усовершенствования и выпуск новых танков аналогичного типа, из которых, впрочем, ничего не вышло… Наконец, Pz.IV на протяжении всего периода войны был основным боевым танком вермахта, и ни «тигры», ни «пантеры» так и не смогли его заменить.

Из всего этого сам собой напрашивается вывод, что если бы немецкие военные и инженеры смогли бы все это понять и принять, то танки других типов в ходе войны им можно было бы и не заказывать, а совершенствовать только эти модели и «гнать вал», чтобы ответить количеством на качество, а качеством на количество вражеской техники. Но все это опять-таки относится к категории «если бы». Понять подобную суровую необходимость немцам было не дано, в результате чего даже самые хорошие их танки на поле боя всегда оказывались в численном меньшинстве и так или иначе уничтожались силами своих более многочисленных противников.

Недальновидность германских военных специалистов, сыгравшая всем противникам Германии на руку, сегодня вызывает недоумение. Так, выпустив свои танки Pz.III, вооруженные 37-мм орудием, немцы даже не попытались с самого начала установить на них 75-мм пушку — «окурок» от танка Pz.IV и тем самым создать своего рода «единый средний танк».

В итоге, обстоятельства все равно заставили их создать такой танк, но роли он уже никакой не сыграл, поскольку появление его запоздало.
Был создан и танк фирмы «FAMO» Pz.III с подвеской конструкции инженера Г. Книпкама и двумя рядами колес, располагавшихся в шахматном порядке. Достаточно было бы удлинить его шасси всего лишь на один каток и поставить под башню местные уширения по бортам, и на него вполне можно было бы ставить башни от более мощного Pz.IV, но этого также не было сделано, хотя несколько танков «FAMO» все-таки было изготовлено. Существовал проект гибрида Pz.III/IV с башней от Pz.II, но с 50-мм орудием Pz.III и элементами корпуса обоих танков на подвеске «FAMO». Прототип этой машины даже построили, но дальше этого дело не пошло.

 Легкий танк VK601 Pz.I Ausf.C обр. 1942-го, 503-й танковый батальон, — одна из многочисленных попыток германских инженеров улучшить базовый Pz.I

 Средний танк Pz.III Ausf.D 4-й танковой дивизии, Польша, сентябрь 1939 г. (вверху) и опытный средний танк Pz.III «FAMO»

 Германский средний танк Pz.IV Н (вариант «ИФ») со спрямленным передним бронелистом (вверху) и его дальнейшее развитие с башней от танка «Пантера» и 88-мм пушкой

Здесь вряд ли стоит повторять всем известный тезис о высоком качестве германских пушек, которые конструкторы Третьего рейха устанавливали на свои танки. Тут даже и сравнивать нечего. Советская 76,2-мм Ф-34 с длиной ствола в 41,5 калибра и германская 75-мм KwK 43/L71 — вещи несравнимые, не говоря уже о наличии у германского орудия таких «мелочей», как продувка ствола сжатым воздухом после выстрела и отсос пороховых газов из стреляных гильз. При встрече с германским танком «Тигр» наши солдаты, да и солдаты союзников в первую очередь, отмечали длину ствола его орудия, «длинного, как телефонный столб», и обладавшего бронепробивасмостью в 102-мм на расстоянии в 1000 ярдов (914 м). Отечественная 85-мм пушка ЗИС-С-53, появившаяся на Т-34 только лишь в 1944 г., была значительно слабее немецкого орудия, а у американцев 90-мм орудия стали устанавливаться на танки «Першинг» буквально накануне окончания войны.

И если немцам, как об этом с очевидной гордостью пишут наши российские авторы, так и не удалось скопировать наш Т-34, то ведь и нам не удалось скопировать ни одно из этих замечательных орудий, не говоря уже о том, чтобы создать нечто их превосходящее! В США Военное ведомство еще в мае 1942 г. получило захваченное в качестве трофея немецкое 88-мм орудие, однако и там ничего не было сделано, чтобы поставить нечто ему подобное на свои американские танки. Как пишут сами американцы, здесь сказалось шовинистическое противодействие самой идее копирования немецкой 88-мм пушки или, что было даже более реальным, английского танкового орудия с 17-фунтовым снарядом. С первых же дней войны на конструкции танков США сказались ошибочные взгляды генерала Лесли Макнейра, главного строителя американской армии эпохи Второй мировой войны, который считал, что танковые дивизии будут использоваться главным образом для развития успеха пехотных атак, поэтому танкам редко придется сражаться друг с другом. Как и английские адмиралы более раннего поколения, он пал жертвой преклонения перед скоростью, лежавшей в основе британской концепции линейного крейсера Первой мировой войны. Как известно, эти корабли, по сравнению с классическими линкорами были более быстроходны, но имели тонкую броню, и когда дело дошло до реальных боевых столкновений на море, то выяснилось, что их скорость теряет всякий смысл, если только при этом не обеспечивается необходимая выживаемость судна, дать которую могла только броня!

Танки в Германии выпускались большим количеством фирм, и, в отличие от СССР, там существовала острая рыночная конкуренция, приводившая к появлению в общем-то прекрасных, но далеко не оптимальных с точки зрения серийного производства машин, малопригодных для войны, носившей тотальный характер.

К тому же немцы очень часто проходили мимо самых простых и очевидных решений. Так, фирма «Крупп» предложила устанавливать на танки Pz.IVспрямленную лобовую бронеплиту, что не удивительно, ведь наши трофейные Т-34 были у немцев перед глазами. Однако до конца войны это предложение так и не было принято, и самый массовый танк армии Германии продолжал выпускаться с куда более сложной, изломанной носовой частью, в общем-то, совершенно ему и не нужной. Достаточно было поставить на крыше корпуса два перископа: один для водителя, а другой для стрелка-пулеметчика, чтобы, сохранив им хороший обзор, значительно улучшить его защищенность, без увеличения толщины брони.
Увеличив длину ствола орудия с 48 до 58 калибров, немцы могли таким образом сделать эти танки превосходящими Т-34 и уже после этого заботиться только о том, чтобы выпускать их побольше.

 Опытный средний танк VK 3001 (Р), 1941 г., — один из предшественников серийного танка «Тигр»

Однако они все-таки решили выпускать свой пресловутый «Тигр», и что же? Разве они учли на нем опыт борьбы с тем же Т-34, имевшим рациональные углы наклона брони? Разве не очевидно было, что корпус нового танка с самого начала должен был иметь очертания более поздней модели Pz.IV B (известной у нас как «Королевский тигр») или же как на танке «Пантера», в значительной степени дублировавшей «Тигр». Башне следовало быть конической, по типу башни советского плавающего танка ПТ-76, что с очевидностью повысило бы ее снарядостойкость без увеличения толщины брони.

 Опытный средний танк VK 3002, 1942 г., — один из предшественников серийного танка «Пантера»

В результате, немцы вполне могли бы получить танк намного легче весом, чем у них вышел серийный «Тигр», но более хорошо вооруженный и защищенный, нежели «Пантера». Большим недостатком первых танков «Королевский тигр» с башней конструкции Ф. Порше было то, что закругленная передняя часть этих башен отражала снаряды противника в тонкий верхний подбашенный лист, прямо на головы сидевших там пулеметчика и водителя. Правда, ее установка на это шасси не планировалась изначально, поскольку предназначалась эта башня для танка «Тигр» Р2 конструкции Порше, а он имел сильно наклоненный передний броневой лист корпуса и отражавшиеся башней снаряды просто не могли попасть в его подбашенный лист. Но из-за слишком сложной моторной установки от этой машины пришлось отказаться, и башни Порше оказались на другом шасси. Отсюда и все возникшие с их установкой недостатки, на которые приходилось вынужденно не обращать внимания.

 Компоновка танка Pz.VIH «Тигр» (вариант «ИФ») с подковообразной башней более заостренных очертаний. Очевидно, что так можно было легко усилить броневую защиту маски пушки, не увеличивая при этом ее вес

 Проекты танка «Тигр» Ф. Порше: VК 4502 (Р) с передним расположением башни (осень 1942 — зима 1943 гг.) и VК 4502 (Р) с задним расположением башни (лето 1943 г.)

Крайне неудачная, прежде всего из-за своего избыточного веса, САУ «Фердинанд» могла бы быть также куда эффективнее, если бы на нее не была поставлена дополнительная броня толщиной 100 мм. Вместо этой брони на нее следовало установить 128-мм орудие и сделать наклонным верхний передний броневой лист. Тогда даже со своей старой 100-мм броней новая самоходка была бы абсолютно неуязвима на всех дистанциях своего прямого огня и могла бы расстреливать вражеские танки на еще большем расстоянии, чем 88-мм пушка «Фердинанда». Во всяком случае, это был бы не тяжеловесный монстроподобный «Ягдтигр», а нечто более приемлемое, даже несмотря на свою малоудачную бензиноэлектрическую двигательную установку. Вполне возможно, что и боевой дебют таких машин на Курской дуге мог бы стать успешным, да и сама их боевая карьера куда более впечатляющей.

 САУ «Фердинанд», вооруженная 128-мм орудием (вариант «ИФ»)

С другой стороны, многие проекты германских танков оказались неудачными из-за того, что немцы пытались использовать в них устройства технически еще несовершенные, хотя на первый взгляд и казавшиеся перспективными. К таким неудачным разработкам может быть, например, отнесен проект германского танка-истребителя Pz.IV с двумя 75-мм безоткатными орудиями, расположенными по бортам стандартной башни, в которой для самообороны монтировалась 30-мм автоматическая пушка. Она же должна была применяться при пристрелке 75-мм орудий по цели, а те, в свою очередь, стрелять по ней залпом. Понятно, что попадание во вражеский танк сразу двух кумулятивных снарядов куда опаснее, чем одного, к тому же такие снаряды были дешевле. Однако была одна вещь, с которой германским инженерам (как впрочем несколько ранее и нашим советским тоже!) справиться так и не удалось, а именно — создать надежно действующую систему перезарядки таких орудий, из-за чего этот танк так и остался в деревянном макете.

 Макет среднего танка Pz. IV с двумя 75-мм безоткатными орудиями и 30-мм автоматической пушкой для самообороны

Весьма перспективным оружием должны были стать зенитные танки на базе танка «Пантера», вооруженные двумя 37- и 55-мм автоматическими орудиями, высокая эффективность которых позволяла им бороться не только с воздушными, но и с наземными целями. Однако к тому времени, когда деревянный макет одной из этих машин был готов, а сами орудия опробованы, войну Германия уже проиграла, и вся информация по ним оказалась в руках у союзников.

 Разрез башни ЗСУ «Коелиан» с двумя 55-мм орудиями на шасси танка

Предпринималась попытка установить на шасси танка «Пантера» и 88-мм зенитную пушку FLAK-41 с дальностью в 20.000 м по горизонтали и 14.700 м по вертикали, причем установка должна была иметь круговой обстрел. С бортов боевое отделение защищали бронелисты, сверху оно оставалось открытым. Данный проект не зашел далее стадии деревянных макетов.
Не удался и проект 88-мм зенитной САУ SonderFNHRGestell «Grille» 8.8 cm mit Flak 88 на новом оригинальном шасси фирмы «Крупп» с шахматным расположением катков. Борта надстройки опускались для обеспечения кругового обстрела. Было изготовлено 3 прототипа, но на вооружение машина так и не поступила.

 Германские опытные 88-мм зенитные САУ SonderFNHRGestell «Grille» 8.8 cm mit Flak 88 образца 1939 г. (вверху) и 1941 г.

Достались нам также и все материалы по опытной германской САУ «Хетцер» с 75-мм безоткатным орудием. Причем под термином «безоткатное орудие» в данном случае нужно понимать не динамореактивную установку, а пушку с жестким откатом, т. е. ее отдача непосредственно воспринималась всем корпусом САУ.

 Опытная САУ «Хетцер», оснащенная 75-мм орудием с жестким откатом

В принципе, безоткатная установка перед орудиями с противооткатными устройствами имела ряд преимуществ. Прежде всего это и меньшая стоимость (за счет отказа от этих устройств), и значительно большая скорострельность из-за отсутствия расхода времени на выкат-накат ствола, и увеличение объема боевого отделения. Наконец, существенно возрастало количество выстрелов, произведенных такой САУ за час и более, поскольку стрельба из обычного орудия резко повышает температуру жидкости в его компрессоре и из него становится невозможно стрелять! Что касается безоткатного орудия с жесткой установкой, то оно может стрелять много дольше, так как его температурный режим обусловлен лишь смыливанием нарезов канала ствола и также возможностью воспламенения метательного заряда в гильзе еще до закрытия затвора. Впрочем, всего этого можно было легко избежать интенсивным охлаждением ствола сжатым воздухом или водой, вот почему эту систему посчитали в СССР весьма перспективной. Под контролем советских наблюдателей в Германии были изготовлены опытные образцы САУ «Хетцер-STARR» с безоткатным орудием, однако в серию она не пошла. Тем не менее, плоды работы над этой новой САУ даром не пропали, а были использованы позднее при конструировании ряда отечественных корабельных артиллерийских систем, в частности 100-мм башенной орудийной установки И-100, спроектированной нашими специалистами в 1955 г.

Интересно, что в то время, когда производство танков и САУ на предприятиях Германии в ходе войны неуклонно сокращалось, выпуск САУ «Хетцер» на заводах «ВММ» (быв. «Прага») в Чехии неуклонно возрастал, а все потому, что эти заводы не подвергались разрушительным налетам авиации союзников и в силу этого сумели сохранить свой производственный потенциал.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что видя перед собой простую и хорошо освоенную ходовую часть снятого с вооружения танка 38 (t), немцы вначале сделали на ее основе СУ «Хетцер», а позже решили использовать ее и для производства целого семейства относительно дешевых боевых машин широкого назначения. Правда, для них не было достаточно сильного двигателя, поскольку мощности двигателя «Прага АЕ» (160 л. с.) уже не хватало. Однако, когда в конце 1944 г. инженеры фирмы «Татра» сумели создать новый многотопливный дизель воздушного охлаждения мощностью 250 л. е., работы в этом направлении пошли полным ходом.

В результате уже в начале 1945 г. усилиями германских и чешских специалистов фирм «Алкетт», «Татра» и «ВММ» удалось спроектировать и даже начать строить прототип улучшенного варианта САУ «Хетцер» нового поколения с 75-мм орудием с длиной ствола в 70-калибров и 80-мм лобовой броней. Машина получилась очень удачной, в связи с чем с июля 1945 г. ее должны были начать выпускать сразу несколько фирм («Алкетт», «Крупп», «Миаг» и «Нибелунген») при ежемесячной норме 1250 единиц, однако в свете известных нам событий из этих планов ничего не вышло.

 Проекты германской бронетехники на опытном шасси 38 (d): самоходная гаубица «Gerat 547» (вверху) и разведывательный танк Pz.38 (d);

Интересно, что на шасси 38 (t) со второго полугодия 1945 г. немцы планировали выпускать целую серию боевых машин:
— 105-мм штурмовую гаубицу (Gerat 547);
— разведывательный танк на шасси 38 (d) с четырьмя вариантами установки вооружения;
— ремонтно-эвакуационный танк «Berger-panzer» 38 (d);
— артиллерийские транспортеры для 88, 128- и 150-мм пушек, а также 105-мм гаубицы и 280-мм самоходные штурмовые мортиры (Gerat 589);
— новые гусеничные БТР для замены полугусеничных БТР Sd.KFZ 251 и боевые машины пехоты для трех членов экипажа и восьми панцергренадеров, с 20-мм автоматической пушкой в полусферической башне и пулеметным вооружением в башне и в корпусе;
— зенитный танк «Kugelblitz» с вооружением из двух 30-мм пушек.

 Проекты германской бронетехники на опытном шасси 38 (d) (сверху вниз): истребитель танков «Waffenträger 38 mitPak43»; зенитная самоходная установка «Kugelblitz»; средний танк «38 (NA) mit Turm Pz. IV» — шасси 38 (d) плюс башня от Pz IV

Германский бронетранспортер «Katzchen» на шасси 38 (t)

Кроме того, планировалось водрузить башню танка PzIV Ausf.J на шасси 38 (d), что по замыслу инженеров фирмы «ВММ» должно было привести к созданию весьма легкого, дешевого, но одновременно эффективного танка, рассчитанного на массовое поточное производство. Исследования показали, что новый танк, имея массу около 20 т, 80-мм лобовую броню, вооружение из 75-мм пушки KwK 40 с длиной ствола в 48 калибров и два пулемета (еще один зенитный), а также дизель мощностью 250 л.c., в бою с танками союзников мог бы иметь довольно большие шансы на успех, причем его стоимость была бы значительно ниже стоимости базовой модели Pz IV Ausf.J.

Чтобы еще больше усилить его вооружение, фирме «Даймлер-Бенц» поручили разработать для этого танка облегченную версию башни «Shmalturm», которая в оригинале предназначалась для модификации Ausf. F танка «Пантера», но должна была быть оснащена не 88-мм орудием от танка «Королевский тигр», а стандартной для Pz IV 75-мм пушкой с длиной ствола 48 калибров, но без дульного тормоза. Опытный образец нового танка рассчитывали сделать в мае 1945 г., но по понятным причинам изготовить его не успели.

Ощущая острую потребность в противотанковых САУ, немцы осуществили подчас весьма оригинальные проекты по установке противотанковых орудий на любое мало-мальски подходящее шасси. Одним из них явился проект установки 50-мм противотанкового орудия на шасси тягача «Ост», осуществленный в 1943 г.

 50-мм противотанковая САУ на базе тягача «Ост» 1943 г.

Поразительно, но немцы находили возможности даже для того, чтобы строить деревянные макеты советских танков Т-34 на автомобильном шасси и затем использовать их для тренировки своих артиллеристов.
Весьма активно использовали немцы и советские трофейные танки Т-34, которые дополнительно бронировали по бортам при помощи съемных экранов.

Трофейный советский танк Т-34/76 обр. 1942 г. с экранированным шасси

Проектирование другой, едва ли не самой оригинальной серии германских танков САУ началось в 1942 г. и проводилось силами фирм «Адлер», «Аргус», «Ауто-Юнион», «Везершютте» и «Клокнер-Гумбольд-Дейтц» — не слишком известных среди ведущих производителей бронетанковой техники, а потому и менее занятых проблемами выпуска серийных броневых машин и в силу этого имевших больше возможностей работать на перспективу. Главным требованием Департамента вооружения вермахта была максимальная унификация всех основных деталей ходовой части, двигателя и конструкции самих машин, с тем, чтобы в итоге обладать действительно тотальным оружием для тотальной войны. Вся серия получила обозначение «Е» (от слова «экспериментальный»), и можно сказать, что, по крайней мере на бумаге, поставленная перед конструкторами задача была успешно выполнена.

Так, например, главной особенностью конструкции корпуса являлась максимальная загрузка механизмами его задней части и облегчение передней, чтобы ставить туда как можно более толстую броню и мощное орудие. Двигатель также унифицировался, причем увеличение его мощности достигалось простым увеличением количества цилиндров. Для всех машин марки «Е» колеса и гусеницы были одинаковыми, но вот количество колес, располагавшихся в шахматном порядке, зависело от веса: чем тяжелее — тем больше колес, чем легче — тем меньше, а сама ходовая часть — короче. Вместо труднозаменяемых в полевых условиях торсионов была применена внешняя пружинная подвеска с гидроамортизаторами, что не только облегчало ремонт, но и увеличивало объем боевого отделения. Ведущие колеса — по опыту СССР и его союзников — устанавливались сзади, при этом катки шасси в целях экономии резиновых бандажей не имели. Все это дало возможность сконструировать танки и САУ с низким силуэтом, надежной броней и сильным вооружением, создать хорошие условия для работы их экипажей.

Вся серия включала 6 машин: Е-5, Е-10, Е-25, Е-50, Е-75 и Е-100, причем цифровой индекс указывал вес модели. Е-5 представлял собой подобие легкого английского бронетранспортера «Универсал». Е-10 должен был заменить САУ «Хетцер» и при весе в 10 т имел одинаковое с ней вооружение и четырехкатковое шасси, Е-25 создавался в качестве «среднего танка-истребителя» для замены САУ PZ.IV/70. На нем устанавливалось такое же артиллерийское вооружение и маска пушки типа «свиная голова», причем в перспективе его должны были вооружать разрабатывающимся фирмой «Крупп» 105-мм полуавтоматическим орудием. Для защиты от атак с воздуха и самообороны Е-25 должен иметь 20-мм автоматическую пушку в башне на крыше корпуса. В целях унификации производства эта же башня должна была устанавливаться и на перспективных БТР на уже известном нам шасси 38 (d).

 Проект германского истребителя танков Е-25 и его ходовая часть

Е-5050 при 50–60 т веса должен был заменить танк «Пантера». Планировалось поставить на него «уменьшенную» баиIню от танка «Пантера II», но перевооруженную 88-мм орудием танка «Королевский тигр» с длиной ствола 71 калибр. Максимальная скорость машины должна была составить 60 км/ч.
Е-75 предназначался для замены танка «Королевский тигр». Он должен был весить 75–80 т, иметь скорость 40 км/ч и 88-мм пушку с длиной ствола в 100 калибров! На всех танках предусматривалась установка приборов ночного видения, позволявших наблюдать цели на расстоянии в 1000 м, а на дистанции 500 м — их уверенно поражать.

Германский танк Е-75, вооруженный 88-мм орудием с длиной ствола в 100 калибров

Наиболее доведенным из всех танков серии «Е» оказался Е-100 — 140-тонный аналог танка «Маус», вооруженный двумя орудиями калибра 150- и 75-мм. Бронезащита, хотя и тоньше, чем у «Мауса» — 200 мм против 240, была очень мощной. В то же время 700-сильный двигатель «Майбах» для столь тяжелой машины был явно слабоват, из-за чего ее скорость была крайне невелика, а проходимость незначительна, несмотря на гусеницы шириной 1020 мм! Большие размеры превращали этот танк в хорошую мишень при атаках с воздуха, хотя и предусматривалось, что столь ценные машины на поле боя будут сопровождать новые ЗСУ с 30-мм спаренными пушками или зенитные танки на базе «Пантеры» с 37- и 55-мм орудиями, планировавшиеся к выпуску в 1944–1945 гг.

Используя ходовую часть танков «Тигр» и «Королевский тигр», немцы планировали создать на их основе и ряд САУ, причем сконструированных так, чтобы одно и то же шасси могло быть использовано для разных орудийных установок. Работы начались в июне 1942 г., однако к концу войны удалось построить и испытать всего лишь одну из них. Главной ее особенностью была задняя сменная орудийная платформа, на которой могли устанавливаться орудийные системы следующих типов: 170-мм (Gerat 809); 210-мм (Gerat 810) и 305-мм (Gerat 817) пушки. Кроме того, в январе 1945 г. военные заказали конструкторам еще и гладкоствольный миномет калибра 305 мм. Фирмы «Крупп» и «Шкода» взялись за реализацию этого проекта, причем уже в апреле чешские инженеры смогли изготовить его прототип. В работе был также его 420-мм аналог, но вот закончить работу над этими машинами эти предприятия уже не успели.
Характерной особенностью всех этих установок, которые вполне можно отнести к танкам «ИФ», являлось то, что стволы их орудий автоматически поднималисьдля заряжания на угол 40° — прием, лишь значительно позднее повто-ренный на советских послевоенных машинах, оснащенных автоматом заряжания. Операционные углы для всех типов установок вправо-влево составляли 5°, а по вертикали для 170-мм орудия — 0 и +50°, для 210-мм —0 и+50°, 305-мм — +40° и +75°. Вес установок составлял 58 т, экипаж — 7 человек. При этом, помня печальный опыт САУ «Фердинанд», конструкторы предусмотрели на них пулеметное вооружение, состоящее из пулеметов МО-34 и МС-42, в том числе и в лобовом листе корпуса. Максимальная толщина брони, учитывая дальнобойность всех этих орудий, не превышала 50 мм.

 Германские опытные САУ: 170-мм Gerat 809 (вверху) и 210-мм Gerat 810

 Проекты германских разведывательных танков: легкий танк «Леопард» (вверху) и танк на базе Pzkpfwg V «Пантера»

Впрочем, очевидную близорукость германских конструкторов дополнял и очень важный производственный аспект. Немцы начисто игнорировали современные для того времени технологии поточного производства, принятые в СССР, Англии и США, в силу чего и выпускали много меньше танков, чем предприятия союзников. Одним словом, германские военные специалисты недооценили качественно важный количественный показатель боевой техники и, соответственно, поплатились за это. Вот почему ни дешевые гибриды на шасси 38 (т.), ни установки «супер-тигр» с орудиями под стать иному линкору спасти гибнущий Третий рейх не могли — Германия проиграла прежде всего в силу неправильно понятой роли промышленного производства в современной войне и его организации, а это в свою очередь было следствием результатов Версальской системы и общего менталитета германской нации. В любом случае это просто замечательно, что более сильные танки и САУ у немцев так и не появились, а то, возможно, мне бы и не пришлось писать эту книгу, а вам ее читать…
В то же время количество опытно-экспериментальных образцов германской бронетехники просто поражает. На представленном рисунке вы видите легкий разведывательный танк «Леопард» на оригинальном шасси, который немцы успели разработать к окончанию войны, но так и не запустили в серийное производство. Тем не менее, башню с этого танка, с 50-мм длинноствольным орудием они устанавливали на серийный БА «Пума», а также пытались вооружить ею опытный четырехколесный разведывательный БА и танк-разведчик на базе танка «Пантера», что само по себе для Германии в условиях тотального дефицита вооружений являлось «роскошным» проектом. Существовала даже опытная противотанковая САУ с крупнокалиберным 105-мм орудием на базе чешского танка 38 (t). Все это разрабатывалось, строилось, испытывалось на полигонах, вот только в серию так и не пошло.
Автор Шпаковский В.О. Танки. Уникальные и парадоксальные

 

 

 

 

 

 

 

 




Нет комментариев

Нет комментариев.

Оставьте комментарий: