Танки «Абрамс» И БМП «Брэдли» в операции «Буря в пустыне»


 22.05.2012

 

 Оценка боевых качеств и результатов эксплуатации бронетанковой техники США в войне против Ирака изложена по данным зарубежных источников.

 Вскоре после завершения операции «Буря в пустыне» в 1991 г. руководство США поручило главному контрольно-финансовому управлению провести анализ эффективности действий американского вооружения и военной техники в ходе этой операции с целью определения путей их совершенствования. Применительно к бронетанковой технике рассматривались действия танков «Абрамс» (М-1 и М-1А1) и боевой машины пехоты (БМП) «Брэдли» (М-2А1 и М-2А2).

К началу боевых действий в зоне Персидского залива находилось:

 - 3113 танков «Абрамс», из них развернуто в подразделениях 2024 (М-1А1 — 1 904шт. и М-1- 120шт.), в резерве — 1089шт.;
- 2200 БМП «Брэдли», в том числе развернуто в подразделениях 1730 (834 — машины М-2А2 с повышенной живучестью), в резерве — 470шт.
Специалисты управления провели анкетный опрос непосредственных участников операции (от командиров дивизий до членов танковых экипажей). Опрашиваемым задавалось три вопроса:
-как показали себя боевые машины в проведенной операции;
-каковы обнаруженные недостатки и предложения по их устранению;
-как оценены действия машин поддержки и обеспечения.

Также были изучены армейские отчеты о техническом состоянии и боеготовности машин. После предварительного анализа полученных материалов управление ознакомило с ними соответствующие службы и органы министерства армии и министерства обороны США, с которыми были обсуждены мероприятия по устранению выявленных недостатков.
Эффективность боевого использования танков и БМП оценивалась по пяти критериям:
-по боеготовности, характеризуемой работоспособностью машин в боевой обстановке (способности двигаться, вести огонь и поддерживать связь) и ее техническим обслуживанием;
-по огневой мощи, способной поражать цели противника;
-по живучести, которая определяется способностью противостоять или избегать поражения огнем противника за счет пассивной защиты и маневренности;
-по подвижности, реализуемой способностью передвигаться по местности с различным рельефом при максимальных скоростях и маневренности;
-по запасу хода (максимальному расстоянию, которое может пройти машина без дозаправки в данных дорожных условиях).
Коэффициент боеготовности определялся по относительному количеству машин в подразделении, готовых к выполнению боевой задачи в данный день, выраженному в процентах. Неисправности, не влияющие на способность двигаться, вести огонь и поддерживать связь, не учитывались при оценке коэффициента боеготовности в боевой обстановке.

1.Оценка боевых качеств танков «Абрамс»

Танки «Абрамс» в боевых действиях операции «Буря в пустыне» показали высокую боеготовность. Количество танков «Абрамс», которые были указаны в армейских отчетах как готовые к выполнению боевой задачи, превышало 90 % в течение всего времени боевых действий. Этот уровень подтверждается отзывами командиров танков, членов экипажа и ремонтным персоналом. Некоторые экипажи в отчетах указывали, что танки «Абрамс» были лучшими боевыми машинами на поле боя, другие считали, что танки способны преодолевать большие расстояния при незначительных трудностях в части обслуживания.

 Комплекс вооружения танков «Абрамс» обеспечивает хорошую точность стрельбы и обладает сильным поражающим действием. По отзывам командиров танков и наводчиков, снаряды 120-мм пушки наносили катастрофические поражения иракским танкам. Отмечалась способность танкового тепловизионного прицела обнаруживать цель в темноте, сквозь дым и туман, а также эффективность бронебойного подкалиберного снаряда, что часто приводило к поражению иракских танков с первого выстрела. Однако кратность увеличения и разрешающую способность приборов желательно согласовать с дальностью действия 120-мм пушки. Точность стрельбы 120-мм пушки в боевых действиях превысила прогнозируемую, основанную на результатах оценочных стрельб, проводимых накануне событий в зоне Персидского залива, и обусловлена: высокими характеристиками прицела, которые позволяли танкам США обстреливать иракские танки на больших расстояниях в условиях плохой видимости (песчаные бури, дым, густой туман); кратковременностью военных действий и отсюда незначительной усталостью личного состава и небольшим износом техники; высоким уровнем готовности танков и обученности экипажей.

Официальные армейские представители указали на необходимость установки независимых тепловизионных приборов для водителя и командира, что позволит командиру наблюдать за полем боя и вести поиск целей одновременно со стрельбой наводчика по другим целям. Министерство армии включило установку командирского независимого тепловизионного прибора в перечень усовершенствований, внедряемых на М-1А2.
Танки «Абрамс» показали высокую живучесть в ходе боевых действий. Танками противника не было уничтожено ни одного танка «Абрамс». Всего в ходе операции выведено из строя и повреждено 23 танка «Абрамс». Из девяти уничтоженных семь подвергались обстрелу «своими», а два танка взорваны войсками коалиции, чтобы предотвратить их захват противником после того, как они потеряли подвижность. Поэтому необходимо ввести систему опознавания «свой-чужой». Командиры и члены экипажей указывали также в отчетах о целесообразности установки индикатора положения башни относительно корпуса.
Некоторые экипажи отметили в отчетах, что далее при прямых попаданиях от иракских танков Т-72 танки М-1А1 получали минимальные повреждения. Приведен один случай, когда танк Т-72 дважды стрелял по танку «Абрамс» с расстояния 2 000 метров. В результате один снаряд рикошетировал, другой застрял в броне. На противотанковых минах подорвались и получили незначительные повреждения два танка «Абрамс», а экипажи уцелели.
Противорадиационная, биологическая и химическая защита, система противопожарного оборудования, дополнительное бронирование, высокие скоростные качества, маневренность и огневая мощь — все это, по мнению экипажей, повышает их собственную уверенность в безопасности.

Командиры и члены экипажей танков «Абрамс», а также командиры подразделений указывали на быстроходность, подвижность танка и его способность эффективно маневрировать на любой местности. Танки «Абрамс» выполняли боевые задачи в широком диапазоне меняющихся условий местности, включая мягкий песок и каменистые участки. Хотя скорости танка изменялись в зависимости от решаемых задач и местности, темпы передвижения были высокими. Временами танки были вынуждены снижать скорость, чтобы позволить другим машинам, за исключением БМП «Брэдли», двигаться за ними.
Несмотря на отмеченные выше преимущества, были названы также недостатки танка «Абрамс», среди них — ограниченный запас хода.

Высокий расход топлива газотурбинным двигателем ограничивал запас хода танка, поэтому дозаправка танков была постоянной заботой службы обеспечения. Танки дозаправлялись при каждом удобном случае. Перед началом боевых действий подразделения тренировались в дозаправке на ходу и в организованных колоннах. Непосредственно в зоне боевых действий требовалось проводить дозаправку каждые 3…5ч. Высокий расход топлива вызывал озабоченность у членов экипажей и армейского персонала. Они считают, что топливная экономичность может быть повышена за счет установки вспомогательного энергетического агрегата.
Емкость баков танка «Абрамс» составляет 500 галлонов (1900 л). Топливо находится в четырех топливных отсеках: 2 отсека — впереди, 2 отсека — сзади. В соответствии с оценкой военных, расход топлива танков «Абрамс» составлял 7 галлонов на милю пробега (16,5 л на км), включая и работу двигателя на холостом ходу, при котором двигатель работал в основном для обеспечения работы танкового электрооборудования.
В ходе боевых действий экипажи старались обеспечить выработку в первую очередь задних баков из-за меньшего расхода времени на их дозаправку. Доступ к заправочной горловине передних топливных баков затруднен, так как для этого необходимо повернуть башню. В результате передние топливные баки служили как бы резервными емкостями, а экипажи использовали любую возможность для пополнения задних топливных баков.
Снижение расхода топлива ведется в двух направлениях:
-уменьшение работы основного двигателя на холостом ходу за счет установки вспомогательного энергетического агрегата, который должен снабжать энергией танковое электрооборудование при неработающем двигателе;
-разработка электронного управляющего блока, который повысит топливную экономичность на 18. ..20%, благодаря автоматической регулировки подачи топлива при работе двигателя на холостом ходу.

Частая дозаправка танков «Абрамс», вследствие отказов топлнвоподкачивающих насосов, также ограничивала протяженность маршей. Топливо подается из задних топливных баков в двигатель двумя топливоподкачивающими насосами, встроенными в топливные баки. Два задних бака связаны так, что в случае отказа одного другой служит в качестве резервного. Когда топливо в задних баках падает ниже 1/8 уровня, оно перекачивается насосом из передних баков в задние. Если перекачивающий насос отказывает, то питание двигателя уменьшается наполовину, так как топливо передних баков становится недоступным. Все подразделения сообщили в отчетах о ненадежной работе встроенных и перекачивающих насосов. Встроенные топливные насосы имеют высокую частоту отказов. Как сообщили экипажи и механики подразделений, танки зачастую работали только с одним исправным встроенным насосом. В случае отказа только одного насоса танк может выполнять боевую задачу. Если отказывают оба встроенных насоса, двигатель еще может получать топливо самотеком, но мощность двигателя, а следовательно, и скорость движения танка снижаются. Для замены правого встроенного насоса требуется более 4…5 и свыше 2…3 ч для замены левого. В случае невозможности получения новых насосов взамен отказавших некоторые подразделения вынуждены были сами их ремонтировать. Перекачивающие насосы также часто выходили из строя. Так, в 1-й пехотной дивизии в одной из рот три танка из четырнадцати не смогли выйти на позицию из-за отказов насосов. Экипажи объясняют эти отказы накоплением осадков на дне передних баков: перед развертыванием в боевые порядки танки не имели пробегов на большие расстояния, и топливо длительное время не вырабатывалось из передних баков, поэтому осадки забивают насосы и приводят к их поломкам. Армия планирует закупить новые топливные насосы с ресурсом 3 000 ч вместо — 1000 у серийных и провести их испытания.

Рассматриваются два пути повышения надежности перекачивающего насоса. Первый — изменение режима его работы таким образом, чтобы насос подкачивал топливо при 3/4 уровне баков, а не при 1/8. Это должно обеспечить более частую подкачку топлива и уменьшить вероятность накопления осадков. Второй — выполнить насос с большей подачей, способный перекачивать топливо при наличии осадков.
Частая очистка воздухоочистителей также служила причиной ограничения протяженности маршей танков. Воздухоочиститель танка «Абрамс» был разработан для условий эксплуатации в Европе и США, включая Калифорнийскую пустыню. В зоне Персидского залива, однако, воздухоочиститель танка «Абрамс» требовал более частой очистки из-за тонкого, подобного тальку, песка.
Армия учитывала экстремальные условия пустыни при развертывании бронетанковых подразделений в зоне Персидского залива и вынуждена была проводить частые и интенсивные обслуживания воздухоочистителей. Несмотря на это, случаи попадания пыли в двигатель начали проявляться сразу в ходе развертывания, выход из строя двигателей имел место во всех подразделениях. В частности, большое число отказов двигателей было в 24-й пехотной дивизии. Положение осложнялось нехваткой фильтрующих элементов (фильтров) в начальный период развертывания.
Несмотря на внимание, уделяемое тщательному проведению технического обслуживания воздухоочистителей, подразделения, прибывшие после 24-й дивизии также испытывали трудности из-за поломок двигателей по той же причине. Так, 1-я бронеразведывательная дивизия потеряла 16 двигателей во время тренировочных маневров. Другие подразделения также имели потери двигателей из-за пропуска пыли. Командиры и экипажи танков быстро поняли важность технического обслуживания воздухоочистителей ГТД в суровых условиях пустыни. Обслуживание воздухоочистителей включало: использование струи сжатого воздуха для удаления песка с фильтров и вытряхивание фильтров или легкие постукивания о корпус танка или землю для удаления песка.

 Большинство танковых экипажей заявили, что вытряхивание фильтров было самым распространенным методом, поскольку он наиболее прост и требует меньшего времени. Экипажам было предписано проверять и очищать фильтры при каждой остановке на дозаправку, т.е. каждые 3…5 ч. В зависимости от погодных условий они останавливались даже более часто для очистки фильтров. Однако, несмотря на все эти меры, имели место отказы воздухоочистителей. Некоторые экипажи отмечали, что если бы в начале операции погода стояла такая, как в конце операции, то отказы воздухоочистителей проявились бы более остро. Экипажи 1-й бронетанковой дивизии заявили, что когда войска покидали Ирак, было сухо и пыльно, и они испытывали большие трудности в связи с забиванием фильтров — двигатели теряли мощность и танки снижали скорость. Пять танков были захвачены пылевой бурей и остановились из-за забивания фильтров через 15 мин. после начала движения. Два из них остановились снова из-за пропуска пыли в двигатель. Министерство армии рассматривает два возможных варианта решения проблемы воздухоочистки. Первый — установить на танк самоочищающийся воздухоочиститель с большей наработкой до технического обслуживания, второй — использовать забор воздуха через трубчатое воздухозаборное устройство, исключающее попадание сильно запыленного воздуха в фильтр.

2. Оценка боевых качеств БМП «Брэдли»

БМП «Брэдли» в боевых действиях операции «Буря в пустыне» показала высокую боеготовность. Процент машин, готовых к выполнению боевой задачи дня, был близок или превышал 90 % в течение всего времени операции. При этом машина модели М-2А2 имела значения коэффициента боеготовности в диапазоне 92…96 %. а более старые модели М-2 и М-2А1 — 89…92 %. Экипажи «Брэдли» и ремонтники особо выделяли боеготовность модели М-2А2, обладающей повышенной надежностью и лучшей ремонтопригодностью. Вместе с тем экипажи и механики подразделений отметили ряд повторяющихся дефектов оборудования и систем машины. Эти дефекты были незначительными: они не влияли на выполнение боевых задач и не отразились на значениях коэффициентов боеготовности (таблица).
Система вооружения БМП «Брэдли» показала высокую эффективность, 25-мм автоматическая пушка явилась универсальным вооружением. Экипажи использовали 25-мм пушку в основном для «очистки» бункеров и ведения огня по легким бронированным машинам. Были случаи, когда огнем 25-мм автоматической пушки поражались танки противника. Однако для того, чтобы подбить танк 25-мм снарядом, необходимо стрелять с близкого расстояния по наиболее уязвимым местам.

 ПТУР ТОУ БМП «Брэдли» обладала поражающим действием на больших расстояниях против всех видов бронированных целей противника, включая танки. Экипажи 1-й бронетанковой дивизии и 2-го бронетанкового разведывательного полка использовали ТОУ для поражения иракских танков на расстоянии от 800 до 3 700 м. Некоторые командиры «Брэдли», экипажи и армейские специалисты выражали озабоченность тем, что БМП «Брэдли» с момента запуска ТОУ до поражения цели должна оставаться неподвижной. В это время она уязвима для огня противника, что бы ТОУ достигла цели на расстоянии 3 750 м необходимо 20 с. Высказываются пожелания заменить ТОУ на самонаводящиеся ракеты типа «выстрелил и забыл».

Экипажи и армейские специалисты хотели бы иметь на машине «Брэдли» встроенный лазерный дальномер для точного определения расстояния до цели, так как в некоторых случаях наводчики открывали огонь по целям за пределами дальности ТОУ. В результате имели место недолеты. Когда некоторые экипажи использовали автономные лазерные дальномеры, то подвергались действию огня противника. Эти приборы неудобны в работе, в условиях боевой обстановки с их помощью трудно получить точные показания. Министерство армии исследует возможность установки встроенного лазерного дальномера на БМП «Брэдли».

Дефекты элементов оборудования БМП «Брэдли»

 Отмечается также, что дальность действия вооружения превосходит дальность идентификации цели, поэтому указывается на необходимость повышения кратности и разрешающей способности прицелов для предотвращения поражения «своих».
Живучесть БМП «Брэдли» не могла быть полностью оценена из-за ограниченности информации. Большинство из подбитых машин получило поражения от огня танковых пушек. Установлено, что система противопожарного оборудования БМП «Брэдли» работала эффективно.
Всего уничтожено 20 машин и 12 получили повреждения, но четыре из них были быстро восстановлены. От огня «своих» 17 БМП «Брэдли» было уничтожено и три повреждено.
Командиры и члены экипажей положительно отзывались о преимуществах модели М-2А2 по сравнению с М-2 и М-1А1, так как дополнительное бронирование, противоосколочные экраны и лучшая подвижность дают ощущения большей безопасности.
Размещение боеприпасов на М-2А2 было изменено с целью повышения живучести, но это не нашло положительной оценки у командиров и членов экипажей, которые были больше озабочены пополнением боеприпасами, чем живучестью. Машины возили дополнительные боеприпасы, которые располагались, где только можно. Это могло привести к увеличению потерь личного состава по причине их взрыва из-за соударений при движении машин. Командиры и экипажи положительно оценили подвижность и быстроходность БМП «Брэдли», указывая также на хорошую маневренность в условиях пустыни и возможность взаимодействия с танком «Абраме».
Экипажи, воевавшие на БМП «Брэдли» модели М-2А2, были довольны более мощным 600-сильным двигателем вместо прежнего 500-сильного, а также улучшенной маневренностью по сравнению с устаревшими моделями БМП.
В качестве недостатка отмечалась малая скорость заднего хода, что снижало возможности взаимодействия БМП с танком «Абрамс». У модели М-2А2 скорость заднего хода около семи миль в час (11 км/ч), в то время как у «Абрамса» — 20 миль в час (32 км/ч). В процессе боевых действий были случаи, когда танки «Абрамс» вынуждены были быстро передвигаться назад на заднем ходу. БМП «Брэдли» или отставали, или разворачивались, подставляя корму машины под огонь противника. Предусматривается повысить скорость заднего хода.
Указывается также на необходимость установки тепловизора водителя, который позволит ему лучше видеть в пыли, в тумане и ночью. Серийные машины «Брэдли» оборудованы электронно-оптическими ночными приборами водителя. Тепловизор водителя должен быть разработан по принципу тепловизионного прицела. Тепловизионный прибор для водителя находится в разработке, но решения об установке его на машину «Брэдли» еще не принято.
БМП «Брэдли» имеет хорошие показатели запаса хода и топливной экономичности. 2-й броне-разведывательный полк в процессе боевых действий совершил переход 120 миль (192 км) за 82 часа. Члены экипажа этого полка заявили, что они могли обойтись без дозаправки за все время операции. Некоторые экипажи отмечали, что на остановках для дозаправки танков «Абрамс» БМП «Брэдли» никогда не имели топлива меньше 1/2…3/4 уровня баков.

3. Общие недостатки в эксплуатации танков и БМП

Хотя в зоне театра военных действий обеспеченность запасными частями была удовлетворительной, в системе их распределения по подразделениям наблюдалось много недостатков. Одни подразделения испытывали значительную нехватку запчастей, в то время как другие имели их в избытке. Значительная часть запчастей не достигала тех подразделений, которым они были предназначены. Поэтому большая часть дивизий посылала своих представителей на центральную базу в порт Дахран, и они вынуждены были перебирать горы контейнеров в поисках необходимых запчастей. Подразделения порой обменивались между собой запчастями или брали их с машин, вышедших из строя.

К началу боевых действий в короткие сроки была обеспечена поставка запчастей из США и Германии в таких количествах, что специалисты материально-технических служб не знали, какие запчасти они имеют и где они хранятся. Оформление заявок на запчасти порою занимало несколько дней, в частности, из-за несовместимости компьютерных систем и форматов. Затем появлялись проблемы с транспортом. Армия не имела достаточного количества транспортных средств, многие из которых были ненадежными и устаревшей конструкции. Боевые подразделения меняли свое местоположение, и их было трудно найти.
Члены экипажей, командиры и армейские специалисты указывали, что для прицелов танков «Абрамс» и БМП «Брэдли» необходима улучшенная оптика. Хотя наводчики были способны видеть потенциальные цели на расстоянии 4 000 м и более, изображения при этом имели вид «горячих пятен». Идентификация же целей, т. е. распознавание «свой-чужой» была возможна лишь на расстояниях 1500…2 000 м при ясной погоде и 500…600 м и менее при дожде. Основное вооружение танков и БМП могло поражать цели за пределами этих дальностей: ПТУР ТОУ — на расстоянии 3750 м, 120-мм пушка — 3000 м и более, 25-мм пушка «Брэдли» — 2500 м.

Неспособность идентифицировать цели на расстояниях, соответствующих дальности действия вооружения, ограничивала боевую эффективность танков и БМП. Экипажи указывали в отчетах, что они задерживали открытие огня, ожидая пока станут ясны очертания целей.
Армейские специалисты одновременно отмечали, что характеристики прицелов танков «Абрамс» и БМП «Брэдли» превосходили соответствующие показатели иракских машин, благодаря чему американские танки и БМП имели значительное тактическое преимущество. Экипажи иракских машин часто просто не видели танки США, когда те вели огонь.
Неспособность экипажей идентифицировать цели на больших расстояниях была одной из причин большого числа случаев ошибочного обстрела своих боевых порядков. Так, имели место 28 случаев обстрела своих, а в 10 случаях снаряды попали в цель. Некоторые экипажи БМП «Брэдли» признавались, что попасть под огонь танка «Абрамс» они боялись больше, чем под огонь противника. Они также отмечали, что машина «Брэдли» легко могла быть принята на больших расстояниях за БМП противника.

В ходе боевых действий применялись различные способы системы идентификации «свой—чужой»: нанесение краской на машину перевернутого знака «V», прикрепление панелей оранжевого цвета, надевание цветовых стеклянных колпаков на кормовые фары, установка ярких мигающих огней, установка национального флага и др. Однако все эти меры имели ограниченную эффективность из-за погодных условий, больших дальностей и неспособности тепловых приборов различать отдельные детали цели.
В связи с упомянутыми инцидентами министерство армии США приняло определенные шаги по решению проблемы идентификации «свой-чужой». Сразу после событий в зоне Персидского залива утверждена специальная организация по отработке вопросов идентификации «свой-чужой». Перед ней ставится задача проверки и внесения изменений в армейскую доктрину на ближайшую перспективу и на дальнейшие годы, касающихся создания эффективной системы идентификации «свой-чужой», а также обучения, перспективных разработок и материального обеспечения. С помощью этой организации предполагается осуществить ряд проектов.
Министерство армии США также считает, что применение совершенного навигационного оборудования поможет идентификации «свой-чужой». Если командир точно знает, где находится его машина и где находятся другие подразделения, то ему легче разобраться, где «свои», где «чужие». В настоящее время боевые подразделения и службы обеспечения не имеют достаточного количества эффективных навигационных систем. Боевые подразделения имеют одну или две навигационные системы на роту, или приблизительно одну на каждые 6…12 машин. В боевых действиях «Буря в пустыне» использовалось два типа навигационных систем: Loran-C и GPS. Loran-C определяет местонахождение, основываясь на сигналах радиомаяков, расположенных на наземных установках. В Саудовской Аравии на местности была установлена сеть радиомаяков. Чтобы использовать существующую инфраструктуру, министерство армии США закупило 6000 приемников. В процессе боевых действий система Loran-C давала возможность командирам машин определять их местонахождение с точностью до 300 м.
Навигационная система GPS использует сигналы от спутников. На БМП «Брэдли» и танках «Абрамс» устанавливались небольшие приемники SLGR, которые получали сигналы спутников. Приемники SLGR позволяли командирам определять местонахождение машин с точностью 16…30 м. Было закуплено также 8 000 приборов SLGR, из которых 3500 поставлены на машины. Экипажи умели пользоваться обеими системами, но предпочтение отдавали SLGR из-за повышенной точности определения координат. По мнению командиров, экипажей и официальных армейских лиц, подразделения сухопутных сил США были бы не в состоянии определять местонахождение на местности без навигационных систем. Навигационные системы обеспечили возможность подразделениям США быстро пересечь слабо защищенную пустыню в Восточном Ираке и отрезать иракские войска в Кувейте. Захваченный в плен иракский генерал указал на использование SLGR как пример, когда иракцы были биты высокой американской технологией.
Части поддержки такие, как службы ремонта и технического обслуживания, материально-технического обеспечения также использовали SLGR для определения местонахождения. Инженерная служба 24-й пехотной дивизии использовала SLGR для прокладки новых боевых трасс.
Личный состав танковых подразделений армии США высоко оценил преимущества навигационных систем GPS и высказался за установку их на всех танках и БМП. Высказывались также пожелания установить приемные устройства GPS на БМП «Брэдли» и танках «Абрамс».
Министерство армии совместно с другими организациями разрабатывает военные стандарты и требования на новое семейство приемников PLGR навигационной системы GPS. Хотя коммерческие приемники PLGR работали хорошо, они не полностью отвечают требованиям военных стандартов. Министерство армии планирует закупить коммерческие приемники и модифицировать их в соответствии с требованиями военных.

Министерство армии рассматривает также расширение области использования глобальной навигационной системы GPS во всех боевых и учебных подразделениях. Первым шагом в этом направлении может служить установка приемников на большинстве наземных боевых машин. Выдвигается требование, чтобы каждая боевая машина была оборудована навигационным оборудованием GPS, а в группах поддержки — каждая вторая машина. Консультативный совет по приобретению вооружений должен в ближайшее время принять решение о полномасштабном производстве систем NAUSTAR GPS. По оценке экспертов стоимость программы по производству 55 тыс. систем GPS будет составлять 6 млрд. долларов.
Придавая большое значение исключению случаев стрельбы «по своим» из-за неудовлетворительной идентификации целей, министерство армии разработало долгосрочный 9-летний план научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), результаты которых будут поэтапно внедряться.
На первом этапе (1992-1994 гг.) боевые машины, находящиеся в парке (БМП, танки, вертолеты, самоходные артиллерийские установки и др.), будут оснащаться имеющимися средствами навигации и идентификации: встроенными приемниками спутниковой навигационной системы GPS, доработанными с учетом военных стандартов, тепловыми маячками.
Одновременно начинается второй этап — разработка более современных систем навигации и идентификации на основе новейших технологий. Их внедрение может начаться с 1995-1996 гг.
Третий этап, сроки которого выходят за 2000 г., предусматривает выполнение фундаментальных и поисковых исследований по созданию встроенных многофункциональных средств идентификации, навигации, интегральной обработки информации. Сведений о конкретных направлениях исследований не имеется.
Планом НИОКР предполагается согласование на каждом из этапов работ поступающей в войска боевой техники и систем управления огнем с вводимыми в эксплуатацию автоматизированными системами разведки, связи и управления войсками.
Командиры и члены экипажей БМП и танков в своих отчетах указывали, что их радиостанции работали ненадежно. Большинство БМП «Брэдли» и танков «Абрамс», участвовавших в боевых действиях, были оборудованы радиостанциями VRC-12 выпуска 1960 г. В подразделениях 1-й разведывательной дивизии радиостанции выходили из строя из-за перегрева. Членам экипажа приходилось класть влажные полотенца на радиостанции, чтобы предохранить их от перегрева. Некоторые экипажи возили несколько запасных радиостанций. В некоторых случаях бронетанковые подразделения осуществляли связь с помощью сигнальных флажков.

Несколько лет тому назад министерство армии признало потребность разработки нового типа радиостанции. В 1974 г. были утверждены тактико-технические требования. В 1983 г. начались работы по контракту на разработку улучшенной радиостанции SINGARS. Однако в боевых подразделениях США к началу операции «Буря в пустыне» только один батальон 1-й разведывательной дивизии был оборудован новыми серийными образцами радиостанций SINGARS. По отзывам командиров новые радиостанции обеспечивали устойчивую и надежную радиосвязь в радиусе 50 км. Радиостанции SINGARS в боевых действиях имели наработку между отказами 7 000 ч по сравнению с 250 ч устаревшей радиостанции VRC-12. Министерство армии планирует до 1998 г. осуществлять поставку в войска радиостанции SINGARS общим количеством 150 000 единиц, а с 1998 г. начать разработку и принятие на вооружение следующей модели радиостанции. Пока не определено, будет ли это новый тип радиостанции или усовершенствованная SINGARS.

В заключении следует отметить недостаточно эффективную работу машин поддержки и обеспечения, которые в ряде случаев затрудняли действия БМП и танков. БРЭМ М-88А1 работала ненадежно и зачастую не могла эвакуировать танки М-1А1. Отмечалось недостаточное количество транспортеров для переброски танков и тяжелого оборудования. Согласно рапортам экипажей темпы движения танков «Абрамс» и БМП «Брэдли» замедлялись для того, чтобы самоходная артиллерийская установка М-109 и машины поддержки на базе бронетранспортера М-113 могли их догнать. Исключение составляли машины на базе модернизированного M-113A3. Отмечена также неудовлетворительная подвижность колесных грузовых машин, затруднявшая их взаимодействие с танками.

Вывод. Анализ дефектов и недостатков в эксплуатации танков «Абрамс» и БМП «Брэдли» позволил американским специалистам учесть их при корректировке плана развития образцов бронетанковой техники и их систем. При этом по срокам предполагаемого внедрения мероприятия разделены на две группы: первоочередные, базирующиеся на отработанные технические решения, и мероприятия, требующие проведения НИОКР. К первой группе относятся:
-установка на танки и БМП более совершенных оптико-электронных приборов (с увеличенной кратностью и повышенной разрешающей способностью), улучшающих распознавание целей на больших дальностях;
-установка на танках «Абрамс» при модернизации независимого командирского тепловизора;
-введение в силовую установку танка «Абрамс» электронного блока управления подачей топлива, самоочищающегося воздухоочистителя, топливо-подкачивающих насосов повышенной надежности;
-установка на шасси танка и БМП временных средств, облегчающих опознание «своих» и «чужих» машин (тепловые маячки, тепловые ленты и др.);
-оснащение танков и БМП элементами системы навигации;
-установка на БМП лазерного дальномера.
К мероприятиям второй группы относятся:
-применение на танках и БМП встроенных приемников спутниковой системы навигации GPS, совмещенных с внедряемой на модернизированных машинах автоматизированной системой разведки, управления и связи;
-установка на танк «Абрамс» автономного агрегата питания;
-повышение скорости заднего хода и установка тепловизионного прибора водителя (для БМП «Брэдли).
Кроме этого, внесены коррективы в планы развития машин обеспечения и обслуживания, так как имеющийся парк этих машин не удовлетворительно взаимодействовал с танками и БМП из-за более низкой подвижности.




Нет комментариев

Нет комментариев.

Оставьте комментарий: