Советские САУ времен войны – Су-152


 22.05.2012

 

 В декабре 1942 года конструкторское бюро ЧКЗ (Челябинский Кировский завод) получило задание на разработку тяжелого штурмового орудия. В рекордные сроки, всего за 25 дней коллектив завода представил готовый прототип машины, имеющей заводское обозначение У-11. САУ была создана на базе танка КВ-1С. Основным ее оружием стала 152-мм гаубица пушка МЛ-20 обр. 1937 года. В то время данная артиллерийская система была одной из лучших среди всех советских тяжелых гаубиц. Орудие могло использоваться как для стрельбы прямой наводкой и уничтожения бронированных подвижных целей, так и для огня с закрытых позиций по навесной траектории для обстрела по площадям, разрушения заграждений и укреплений противника.

Предыдущей моделью советского штурмового орудия являлся танк КВ-2, вооружение которого размещалось во вращающейся башне. Повторить конструкцию этого танка мешал более значительный откат орудия, поэтому орудие было установлено в неподвижной шестигранной бронерубке. При этом качающаяся часть гаубицы-пушки МЛ-20 практически не претерпела изменений. Орудие крепилось к специальной раме-станку, который в свою очередь соединялся с передней бронеплитой рубки. Выступающие за габариты рубки противооткатные устройства орудия были прикрыты массивной бронемаской, которая выполняла и роль уравновешивающего элемента. Использование конструктивного решения со станком позволило улучшить обитаемость и полезный объем рубки. Ходовая часть самоходки полностью была заимствована у тяжелого танка КВ-1С не претерпев каких-либо существенных изменений.

Прототип самоходки, получил обозначение КВ-14, и был продемонстрирован правительству уже в начале 1943 года. После демонстрации ЧКЗ получил приказ о немедленной подготовке серийного производства данных САУ. Такая поспешность объяснялась достаточно просто – войска нуждались в штурмовых орудиях при ведении наступательных операций, также КВ-14 был единственной машиной, которая могла уничтожать новый тяжелый танк вермахта Pz Kpfw VI «Тигр» на любых дистанциях боя. Впервые с ним советские войска столкнулись в сентябре 1942 года под Ленинградом.

Коллектив челябинского завода, проявив максимум усилий и настоящего трудового героизма, поставленную задачу выполнил – первые серийные САУ КВ-14 вышли из сборочных цехов завода уже в феврале 1943 года. При этом надо выделить то обстоятельство, что в 1943 году ЧКЗ занимался не только выпуском тяжелых танков КВ-1С, но и производил куда большее количество средних танков Т-34. Поэтому адаптация сборочных линий завода под КВ-14 проходила таким образом, чтобы не навредить массовому производству Т-34 и продолжать выпуск тяжелых танков КВ-1С. Лишь после запуска в серию нового тяжелого танка ИС и САУ на его базе выпуск Т-34 на ЧКЗ был свернут.

В армию новые машины попали уже весной 1943 года. Здесь их окончательно переименовали в СУ-152. В процессе серийного производства в конструкцию машин вносились различные несущественные изменения, которые были направлены на улучшение их боевых качеств и технологичности. Так на СУ-152 появилась турельная установка зенитного пулемета ДШК, которая была установлена лишь на те машины, которые прошли модернизацию на заводе-изготовителе в 1944-1945 годах. Век САУ СУ-152 в производстве оказался недолгим. На ЧКЗ полным ходом шли работы по созданию нового тяжелого танка, который хоть и был прямым наследником КВ, но «обратной совместимости» узлов и деталей с ним не имел. Пока не были закончены работы над его шасси, на ЧКЗ продолжался выпуск СУ-152 и переходной модели КВ-85, к концу осени 1943 года все работы по новому тяжелому танку были завершены и место САУ СУ-152 на конвейере заняла ее наследница ИСУ-152. Всего в течение 1943 года была выпущена 671 самоходка СУ-152.

Особенности конструкции

Броневой корпус и рубка САУ сваривались из катанных бронеплит толщиной в 75, 60, 30 и 20 мм. Броневая защита была дифференцированной, противоснарядной. Броневые плиты, из которых собиралась рубка, располагались под рациональными углами наклона. Для того чтобы обеспечить доступ к агрегатам и узлам двигателя на крыше моторного отделения был спроектирован большой прямоугольный люк с выштамповкой и отверстием для заливки воды в систему охлаждения двигателя. Также в бронеплите над трансмиссионным отделением находилось еще 2 круглых люка, которые использовались для доступа к механизмам трансмиссии САУ.

Весь экипаж самоходки размещался в броневой рубке, которая объединяла в себе отделение управления и боевое отделение. От двигательной установки рубка отделялась специальной перегородкой, в которой были сделаны шиберы, предназначавшиеся для вентиляции боевого отделения САУ. Когда шиберы были открыты, работающий двигатель создавал необходимую тягу воздуха, которой было достаточно для обновления воздуха в обитаемом пространстве СУ-152. Для посадки-высадки из машины члены экипажа использовали правый круглый одностворчатый люк на крыше рубки, а также прямоугольный двустворчатый люк, расположенный на стыке крышевой и задней бронеплит рубки. Слева от орудия размещался еще один круглый люк, но он не предназначался для посадки-высадки экипажа. Данный люк использовался для вывода наружу удлинителя панорамного прицела, однако в результате возникновения экстренной ситуации он также мог использоваться для эвакуации экипажа самоходки. Основной аварийный люк для покидания машины располагался в днище позади сидения механика-водителя.

Главным оружием САУ СУ-152 выступала модификация МЛ-20С нарезной 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 обр. 1937 года. Различия между качающимися частями буксируемого и самоходного вариантов в первую очередь были обусловлены необходимостью обеспечения удобства работы наводчика и заряжающего в тесных условиях закрытой рубки. Так маховики вертикальной и горизонтальной наводки на орудии МЛ-20С были расположены с левой стороны ствола, тогда как у буксируемого варианта с обеих сторон. Также МЛ-20С дополнительно оснащалась зарядным лотком. Углы вертикальной наводки орудия составляли от -5 до +18 градусов, сектор горизонтального обстрела равнялся 24 градусам (по 12 в каждую сторону). Длина ствола гаубицы-пушки составляла 29 калибров. Максимальная дальность стрельбы прямой наводкой составляла 3,8 км., максимально возможная дальность стрельбы – 13 км. Оба поворотных механизма орудия были ручными, секторного типа, обслуживались наводчиком САУ, спуск МЛ-20С также был механическим ручным.

 Боекомплект орудия состоял из 20 выстрелов раздельного заряжания. Снаряды и метательные заряды в гильзах размещались у задней стенки боевого отделения САУ и вдоль его бортов. Скорострельность орудия находилась на уровне 2 выстрелов в минуту. Для самообороны экипаж самоходки использовал 2 пистолета-пулемета ППШ (боекомплект 18 дисков на 1278 патронов), а также 25 гранат Ф-1.

САУ СУ-152 оснащалась четырёхтактным V-образным двенадцатицилиндровым дизелем В-2К жидкостного охлаждения. Максимальная мощность двигателя 600 л.с. Пуск дизеля обеспечивался при помощи стартера СТ-700 мощностью в 15 л.с. или сжатым воздухов из двух баллонов по 5 литров каждый, расположенных в боевом отделении САУ. Самоходка имела достаточно плотную компоновку, при которой основные топливные баки общим объемом в 600 литров были расположены в моторно-трансмиссионном и боевом отделении машины. Дополнительно САУ СУ-152 могла комплектоваться 4 наружными баками объемом по 90 литров каждый, которые устанавливались вдоль бортов моторно-трансмиссионного отделения и не были связаны с топливной системой двигателя. Дизельный двигатель самоходки работал в связке с четырёхступенчатой коробкой передач с демультипликатором (8 передач вперед, 2 назад).

Ходовая часть САУ СУ-152 была аналогична ходовой части тяжелого танка КВ-1С. Подвеска САУ – индивидуальная торсионная для каждого из 6 цельнолитых двускатных опорных катков малого диаметра на каждый борт. Напротив каждого опорного катка к корпусу САУ были приварены ограничители хода балансиров подвески. Ленивцы с винтовым механизмом натяжения гусеницы находились спереди, а ведущие колеса со съёмными зубчатыми венцами – сзади. На каждый борт самоходки приходилось также по 3 малых цельнолитых поддерживающих катка.

Боевое применение

Первоначально самоходками СУ-152 вооружались отдельные тяжелые самоходно-артиллерийские полки (ОТСАП), каждый из которых включал в себя по 12 боевых машин. Несколько таких подразделений были сформированы уже к весне 1943 года. В оборонительной операции Красной Армии на Курской дуге приняло участие 2 полка, вооруженных этими машинами, которые были развернуты на северном и южном фасе Курской дуги. Из всей советской бронетехники только данные САУ могли уверенно бороться со всеми типами бронетехники немцев, не сближаясь с ней.

Ввиду малого количества (всего 24 штуки), заметной роли в Курской битве данные самоходки не сыграли, но важность их наличия в действующих частях не подвергается сомнению. Применялись они по большей части как истребители танков, так как только САУ СУ-152 могла достаточно эффективно бороться с новыми и модернизированными танками и САУ вермахта практически на любой дистанции боя.

Стоит отметить, что большую часть немецкой бронетехники в Курской битве составляли модернизированные версии танков PzKpfW III и PzKpfW IV, «Тигров» использовалось около 150, «Пантер» около 200, а «Фердинандов» – 90. Тем не менее, даже средние немецкие танки, лобовая броня корпуса которых была доведена до 70-80 мм. были грозным противником для советской 45 и 76-мм артиллерии, которая не пробивала их калиберными боеприпасами на дальности свыше 300 метров. Более эффективные подкалиберные снаряды имелись в войсках в недостаточном количестве. В то же время снаряды СУ-152 вследствие большой массы и кинетической энергии обладали сильным разрушительным потенциалом и их прямые попадания в бронированные цели приводили к серьезным разрушениям последних.

САУ СУ-152 доказали, что не существует такой немецкой техники, которую они не могли бы уничтожить. Бронебойные снаряды 152-мм гаубицы просто разбивали средние танки Pz Kpfw III и Pz Kpfw IV. Броня новых танков «Пантера» и «Тигр» также не способна была противостоять данным снарядам. Из-за нехватки в войсках 152-мм бронебойных снарядов экипажи САУ часто использовали бетонобойные или даже просто осколочно-фугасные выстрелы. Осколочно-фугасные выстрелы также обладали неплохой эффективностью при использовании по бронированным целям. Нередко отмечались случаи, когда фугасный снаряд при попадании в башню срывал ее с погона. Даже если броня танка выдерживала удар, разрывы таких боеприпасов повреждали ходовую часть, прицелы, орудия, выводя танки противника из боя. Иногда для поражения немецкой бронетехники достаточно было близкого разрыва осколочно-фугасного снаряда. Экипаж САУ майора Санковского, командовавшего одной из батарей СУ-152, за один день боев записал на свой счет 10 вражеских танков (возможно успех относился ко всей батарее) и был представлен к званию Героя Советского Союза.

В наступательной фазе Курской битвы СУ-152 также достаточно хорошо себя зарекомендовали, выступая в роли мобильной тяжелой артиллерии, которая усиливала пехотные и танковые части Красной армии. Часто самоходки сражались в первых линиях наступающих войск, но нередко использовались и более рационально – в качестве средства огневой поддержки второй линии атаки, что положительно сказывалось на выживаемости экипажей.

Тактико-технические характеристики: СУ-152
Масса: 45,5 т.
Габаритные размеры:
Длина 8,95 м., ширина 3,25 м., высота 2,45 м.
Экипаж: 5 чел.
Бронирование: от 20 до 75 мм.
Вооружение: 152-мм гаубица МЛ-20С
Боекомплект: 20 снарядов
Двигатель: двенадцатицилиндровый V-образный дизельный двигатель В-2К мощностью 600 л.с.
Максимальная скорость: по шоссе – 43 км/час, по пересеченной местности – 30 км/час
Запас хода: по шоссе – 330 км.

 

источник      topwar.ru




Нет комментариев

Нет комментариев.

Оставьте комментарий: