«Лука» и «Катюша» против «Ванюши»


 1.06.2012

 

 Залп гвардейских реактивных минометов БМ-13 «Катюша», на шасси американских грузовиков «Стедебеккер» (Studebaker US6). Район Карпат, западная Украина

 или рассказ о том, как «Катюша» стала «Катюшей» и вытеснила из истории немаловажного героя «Луку» с неприличной, но вполне фронтовой «фамилией»

О «КАТЮШАХ» — реактивных установках залпового огня, написано у нас, пожалуй, больше, чем о любом другом виде оружия. Тем не менее, поскольку до сих пор, несмотря на все законы и указы, архивные документы периода Великой Отечественной войны недоступны независимому исследователю, вместе с объективной информацией читатель получает изрядную дозу полуправды, откровенного вранья и сенсаций, высосанных из пальцев недобросовестных журналистов. Тут и поиски отца «Катюши», и разоблачение «лжеотца», бесконечные рассказы о массовом расстреле из «Катюш» немецких танков, и мутанты на постаментах — пусковые установки реактивных снарядов, кой-как смонтированные на автомобилях ЗИС-5, на которых они никогда не воевали, или вообще на послевоенных автомобилях, выдаваемых за боевые реликвии.

 На самом деле в Великой Отечественной войне использовались десятки типов неуправляемых ракет и пусковых установок. Название «Катюша» в официальных документах не использовалось, а было придумано солдатами. Обычно «Катюшами» называли 132-мм снаряды М-13, но часто это название распространялось на все PC. Но и снаряды М-13 имели несколько разновидностей и несколько десятков типов пусковых установок. Так что здесь не тот случай, чтобы искать «гениального прародителя».
С X века китайцы применяли в боевых действиях ракеты с пороховыми двигателями. В первой половине XIX века ракеты довольно широко использовались в Европейских армиях (ракеты В. Конгрева, А. Д. Засядько, К. К. Константинова и другие). Но к концу века снимаются с вооружения (в Австрии в 1866 г., в Англии в 1885 г., в России в 1879 г.). Это было связано с успехами в развитии нарезной артиллерии и господством доктрины, по которой все задачи полевой войны вполне может решать 75—80-мм дивизионная пушка. В конце XIX — начале XX века на вооружении русской армии осталась только осветительная ракета.
Принципиально новым было использование в ракетах бездымного медленно горящего пороха. 3 марта 1928 г. произведен первый в мире пуск такой 82-мм ракеты конструкции Тихомирова-Артемьева.
Дальность полета составила 1300 м, а в качестве пусковой установки использован миномет.
Калибр наших ракет периода Великой Отечественной войны 82 мм и 132 мм был определен ни чем иным, как диаметром пороховых шашек двигателя. Семь 24-мм пороховых шашек, плотно уложенных в камеру сгорания, дают диаметр 72 мм, толщина стенок камеры — 5 мм, отсюда диаметр (калибр) ракеты 82 мм. Семь более толстых (40-мм) шашек таким же образом дают калибр 132 мм.

 Немецкий солдат осматривает захваченную советскую установку БМ-13-16 («Катюша») на шасси трактора СТЗ-5

 Важнейшим вопросом при конструировании PC является способ стабилизации. Советские конструкторы предпочли оперенные PC и придерживались этого принципа до конца войны.
В 30-е годы были испытаны ракеты с кольцевым стабилизатором, не выходящим за габариты снаряда. Такими можно было стрелять из трубчатых направляющих. Но испытания показали, что с помощью кольцевого стабилизатора добиться устойчивого полета невозможно. Затем отстреляли 82-мм ракеты с размахом четырехлопастного оперения в 200, 180, 160, 140 и 120 мм. Результаты были вполне определенные — с уменьшением размаха оперения уменьшались устойчивость полета и кучность. Оперение же с размахом более 200 мм смещало центр тяжести снаряда назад, что также ухудшало устойчивость полета. Облегчение оперения за счет уменьшения толщины лопастей стабилизатора вызывало сильные колебания лопастей вплоть до их разрушения.
В качестве пусковых для оперенных ракет были приняты желобковые направляющие. Опыты показали, что чем они длиннее, тем выше кучность снарядов. Длина для PC-132 являлась максимальной — 5 м из-за ограничений по железнодорожным габаритам.
В декабре 1937 г. 82-м реактивные снаряды (PC) поступили на вооружение истребителей И-15 и И-16, а в июле 1938 г. PC-132 приняли на вооружение бомбардировщиков.
Принятие на вооружение этих же снарядов для наземных войск затянулось по многим причинам, важнейшей из которых была их низкая кучность. По опыту Великой Отечественной войны мы рассматриваем 82-мм и 132-мм реактивные снаряды как осколочно-фугасные, хотя первоначально начинкой являлись зажигательные и отравляющие вещества. Так, в 1938 г. был принят на вооружение 132-мм реактивный химический снаряд РСХ-132. Другой вопрос, что зажигательные снаряды оказались неэффективными, а химические не применялись по политическим соображениям.
Основным направлением совершенствования ракет в ходе Великой Отечественной войны было улучшение кучности, а также — увеличение веса боевой части и дальности полета.
Реактивные снаряды были неэффективны при стрельбе по малоразмерным целям вследствие огромного рассеивания. Поэтому использование PC для стрельбы по танкам практически невозможно. Так, даже по таблицам стрельбы 1942 г. при дальности стрельбы 3000 м отклонение по дальности составляло 257 м, а боковое — 51 м. Для меньших расстояний отклонение по дальности вообще не приводилось, т. к. рассеивание снарядов не поддавалось расчету. Нетрудно представить вероятность попадания PC в танк на такой дистанции. Если же теоретически представить, что боевая машина как-то ухитрится выстрелить в танк в упор, то и тут начальная скорость 132-мм снаряда составляет всего 70 м/с, что явно недостаточно, чтобы пробить броню «тигра» или «пантеры». Здесь недаром оговорен год издания таблиц стрельбы.
По таблицам стрельбы ТС-13 одного и того же PC М-13 среднее отклонение по дальности в 1944 г. составляет 105 м, а в 1957 г. — 135 м, боковое соответственно — 200 и 300 метров. Очевидно, что вернее таблицы 1957 г., в которых рассеивание увеличилось почти в 1,5 раза.
В ходе войны отечественные конструкторы непрерывно работали над улучшением кучности PC с крыльевыми стабилизаторами. Так, например, был создан снаряд М-13 уменьшенной дальности с баллистическим индексом ТС-14, который отличался от классического М-13 (ТС-13) только меньшим весом порохового двигателя, дальностью, но несколько большими кучностью и крутизной траектории (гаубичностью).
Основной причиной низкой кучности PC типа М-13 (ТС-13) был эксцентриситет тяги ракетного двигателя, т. е. смещение вектора тяги от оси ракеты из-за неравномерного горения пороха в шашках. Это явление легко устраняется при вращении ракеты, тогда импульс силы тяги будет всегда совпадать с осью ракеты. Вращение, придаваемое оперенной ракете с целью улучшения кучности, называется проворотом. Ракеты с проворотом не следует путать с турбореактивными.
Скорость проворота оперенных ракет составляла несколько десятков, в лучшем случае — сотен оборотов в минуту, что недостаточно для стабилизации снаряда вращением (причем вращение происходит на активном участке полета (пока работает двигатель), а затем постепенно прекращается. Угловая скорость турбореактивных снарядов, не имеющих оперения, составляет несколько тысяч оборотов в минуту, чем создается гироскопический эффект, и соответственно более высокая точность попадания, чем у оперенных снарядов, как невращающихся, так и с проворотом. В обоих типах снарядов вращение происходит за счет истечения пороховых газов основного двигателя через маленькие (несколько мм в диаметре) сопла, направленные под углом к оси снаряда.

Реактивные снаряды с проворотом за счет энергии пороховых газов у нас называли УК — улучшенной кучности, например М-13УК и М-31УК. Кроме того проворот снаряда мог быть создан и другими способами. Так, например, в 1944 г. на вооружение поступили снаряды М-13 (ТС-46) и М-31 (ТС-47), отличавшиеся от обычных невращающихся ТС-13 и ТС-31 только изогнутым косопоставленным оперением, за счет которого происходил проворот снаряда в полете. Эффективным средством для проворота любых оперенных снарядов стали спиральные направляющие.
Испытания опытных образцов спиральных направляющих начались в середине 1944 г. Помимо вращения снарядов спиральные направляющие обладали большей живучестью по сравнению с прямолинейными направляющими, т. к. были менее подвержены действию пороховых газов.
К апрелю 1945 г. изготовили 100 боевых машин Б-13-СН (СН — спиральные направляющие), сформированы первые подразделения, вооруженные ими. При стрельбе из БМ-13-СН кучность снарядов М-13 и М-13УК была практически одинакова.
Вторым направлением развития отечественных PC было создание мощных фугасных снарядов, поскольку фугасное действие PC М-13 невелико. В июне 1942 г на вооружение приняли фугасный 132-мм снаряд М-20, который отличался от М-13 более тяжелой головной частью и, соответственно, меньшей дальностью стрельбы. Тем не менее фугасное действие М-20 вскоре тоже сочли недостаточным, и в середине 1944 г. его производство было прекращено.

 Гвардейский реактивный миномет БМ-31-12 в Берлине. Это — модификация знаменитой реактивной установки «Катюша» (по аналогии получила название «Андрюша»). Вела огонь снарядами калибра 310 мм (в отличие от 132-мм снарядов «Катюши»), запускавшимися с 12 направляющих сотового типа (2 яруса по 6 ячеек в каждом). Система размещена на шасси американского грузовика «Студебеккер» (Studebaker US6), который поставлялся в СССР по ленд-лизу.

 Более удачным оказался снаряд М-30, в котором к ракетному двигателю от М-13 присоединялась мощная надкалиберная головная часть, выполненная в форме эллипсоида. Она имела максимальный диаметр 300 мм, За характерную форму головной части М-30 фронтовики называли Лукой М…вым (герой известной одноименной «эротической» поэмы). Естественно, что это прозвище, в отличие от растиражированной «Катюши», официальная пресса предпочитала не упоминать. «Лука», подобно германским 28-см и 30-см снарядам, запускался из деревянного упаковочного ящика, в котором он доставлялся с завода. Четыре, а позже восемь таких ящиков ставили на специальную раму, в результате чего получалась простейшая пусковая установка. Мощная головная часть М-30 имела неудачную аэродинамическую форму, и кучность стрельбы была в 2,5 раза хуже, чем у М-13. Поэтому снаряды М-30 применялись только массированно, на 1 км фронта прорыва было положено сосредотачивать не менее трех дивизионов М-30. Таким образом, на 1000 м линии обороны противника обрушивалось не менее 576 снарядов. По рассказам фронтовиков, часть снарядов М-30 застревала в укупорках и летела вместе с ними. Интересно, что думали немцы, наблюдая летящие на них кувыркающиеся деревянные ящики.
Существенным недостатком снаряда М-30 была малая дальность его полета. Этот недостаток частично устранили в конце 1942 г., когда создали новый 300-мм фугасный PC М-31 с дальностью стрельбы в 1,5 раза больше. В М-31 головная часть была взята от М-30, а ракетную — разработали заново, причем в основу ее конструкции положили двигатель экспериментального PC М-14.
В октябре 1944 г. принимается на вооружение дальнобойный PC М-13-ДД. Это был первый снаряд с двухкамерным ракетным двигателем. Обе камеры являлись штатными камерами снаряда М-13 и были последовательно соединены промежуточным соплом, которое имело восемь косонаклонных отверстий. Ракетные двигатели работали одновременно.
Первые установки для стрельбы М-13 имели индекс БМ-13-16 и монтировались на шасси автомобиля ЗИС-6. На этом же шасси монтировали и 82-мм ПУ БМ-8-36.

Автомобилей ЗИС-6 было всего несколько сотен, в начале 1942 г. их выпуск прекратили.

                                                                  Установка для ракет М-13 (ранний вариант)

 Пусковые установки ракет М-8 и М-13 в 1941—1942 гг. монтировали на чем угодно. Так, 6 направляющих снарядов М-8 устанавливали (на станки от пулемета Максим, 12 направляющих М-8 на мотоцикле, санях и аэросанях (М-8 и М-13), танках Т-40 и Т-60, бронированных железнодорожных платформах (БМ-8-48, БМ-8-72, БМ-13-16), речных и морских катерах и т. д. Но в основном ПУ в 1942— 1944 гг. монтировались на автомобилях, полученных по ленд-лизу — «Остин», «Додж», «Форд-Мармон», «Бедфорд» и т. д. За 5 лет войны из 3374 использованных под боевые машины шасси на ЗИС-6 приходится 372 (11%), на «Студебеккер» — 1845 (54,7%), на остальные 17 типов шасси (кроме «Виллиса» с горными ПУ) — 1157 (34,3%). Наконец было решено стандартизировать боевые машины на базе автомобиля «Студебеккер». В апреле 1943 г. такую систему приняли на вооружение под индексом БМ-13Н (нормализованная). В марте 1944 г. принимается самоходная ПУ для снарядов М-31 на шасси «Студебеккера» БМ-31-12.
Но в послевоенные годы о «Студебеккере» велено было забыть, хотя боевые машины на его шасси состояли на вооружении до начала 60-х годов. В секретных наставлениях «Студебеккер» именовался «машиной повышенной проходимости». На многочисленных постаментах вознеслись «Катюши»-мутанты на шасси ЗИС-5 или автомобилей послевоенных типов, которые упорно выдаются экскурсоводами за подлинные боевые реликвии, но подлинная БМ-13-16 на шасси ЗИС-6 сохранилась только в Артиллерийском музее в Санкт-Петербурге.
Тактика применения реактивных снарядов в значительной мере изменилась к началу 1945 г., когда боевые действия перешли с бескрайних русских полей на улицы немецких городов. Бить по малоразмерным целям реактивными снарядами стало почти бесполезно, но они оказывались очень эффективными при стрельбе по каменным строениям. Почти повсеместно боевые машины вводились на улицы городов и в упор расстреливали дома, занятые противником. Появилось огромное количество кустарно изготовленных самодельных одиночных пусковых установок, переносимых солдатами на руках. Такие и стандартные упаковки со снарядами бойцы затаскивали на верхние этажи домов, устанавливали их на подоконниках и стреляли в упор по соседним домам. Двух-трех было достаточно, чтобы полностью разрушить несколько этажей, а то и целый дом.

                                                                                                               М-13УК

                                                                                                           Снаряд М-31

 Советские реактивные минометы — «Катюши» БМ-13 на шасси грузовика ЗИС-12, потерянные в районе Можайска

 Ремонт советской машины реактивной артиллерии БМ-13 на шасси американского грузового автомобиля «Студебекер» (Studebaker US6)

                                                                                             БМ-13 на базе грузовика «GMC»

Непосредственно для штурма рейхстага выделили два дивизиона БМ-31-12 (288 пусковых) и два дивизиона БМ-13Н (256 пусковых). Кроме того, на подоконниках второго этажа «дома Гиммлера» было установлено множество одиночных снарядов М-30.
В ходе войны в войска поступило 2,4 тысячи установок БМ-8 (потеряно 1,4 тысячи), соответствующие цифры составляют для БМ-13 — 6,8 и 3,4 тысячи, а для БМ-З1-12 — 1,8 и 0,1 тысячи.
Немецкие конструкторы принципиально иначе решили проблему стабилизации реактивных снарядов.
Все германские PC были турбореактивными. Пусковые установки систем залпового огня были сотового типа (28 и 32-см PC), или трубчатого (15, 21 и 30-см).
Первой немецкой реактивной системой залпового огня стал шестиствольный химический 15-см миномет типа «Д», поступивший на вооружение химических полков вермахта в конце 30-х годов. Основным его назначением была стрельба химическими минами (в германской армии реактивные снаряды именовались минами, а трубчатые пусковые установки для них — минометами) весом от 39 до 43 кг. Внешне химические мины отличались от фугасных или дымовых только наличием зеленого или желтого колец. С 1942 г. миномет «Д» немцы начали именовать 15-см Nb.W 41, т. е. дымовой миномет (пусковая) обр. 1941 г. Наши солдаты миномет такого типа называли «Иваном» или «Ванюшей».
В ходе войны химические боеприпасы не применялись и миномет стрелял только осколочно-фугасными и дымовыми минами. Разлет осколков осколочно-фугасной мины составлял 40 м в бок и 13 м вперед. Дымовая мина давала облако диаметром 80—100 м, которое сохраняло достаточную плотность в течение 40 секунд.

Шесть стволов миномета были объединены в один блок с помощью передней и задней обойм. Лафет имел секторный подъемный механизм с максимальным углом возвышения до +45° и поворотный механизм, допускавший поворот ±12°. Боевая ось лафета коленчатая, при стрельбе она поворачивается, колеса вывешиваются, а лафет опирается на сошники развернутых станин и откидной передний упор. Огонь велся залпами по 6 выстрелов за 5 секунд, время перезарядки 1,5 минуты. Вес ПУ составлял 540 кг без боеприпасов.
С апреля 1943 г. немцы стали изготавливать 10-ствольные ПУ на базе полугусеничной бронемашины «Мультир» для стрельбы 15-см минами. Называли их бронированными пусковыми установками 15 см PW. 43. Вес системы около 7,1 тонны, возимых боекомплектов 20 мин, а максимальная скорость по шоссе составляла 40 км/час.
По типу «Ивана» немцы создали две более мощные ПУ («дымовых минометов») на колесных лафетах. Это пятиствольный 21-см миномет 21. см. Nb.W. 42 и шестиствольный миномет 30 см. Nb.W.42. Вес первого составлял 550, а второго 1100 кг.
В 1940 г. началось производство 28-см фугасных и 32 см зажигательных мин (28-см. WK. и 30-см.WK.). Обе имели одинаковый двигатель, но различались весом, размерами и начинкой головной части.

 32-см мины в упаковочных ящиках на огневой позиции (Германия)

 Зона поражения осколками фугасной мины достигала 800 м. При прямом попадании одной в дом он полностью разрушался.
32-см зажигательные мины снаряжались 50 литрами нефти. При стрельбе по сухому лугу или лесу одна вызывала пожар на площади 200 кв. м с пламенем высотой до двух-трех метров. Взрыв килограммового разрывного снаряда мины создавал добавочное осколочное действие.
Минимальная табличная дальность стрельбы для обеих мин составляла 700 м, но стрелять на дальность менее 1200 м не рекомендовалось из условий собственной безопасности.
Наиболее простой ПУ для 28 и 32-см мин являлся тяжелый метательный прибор обр. 40 г. и обр. 41 г., который представлял собой деревянную или железную раму, на которой в ящиках находились четыре мины. Рама могла устанавливаться под разными углами, что позволяло придавать ПУ углы наведения от +5° до +42°. Укупорочные ящики 28 и 32-см мин представляли собой деревянные рамы с одинаковыми наружными размерами.
Для повышения мобильности шесть метательных приборов обр. 1940 или 41 гг. монтировали на полугусеничных бронеавтомобилях (спецмашина 251).
С 1941 г. в войска стала поступать в больших количествах тяжелая метательная установка обр. 41 г. (28/32 см Nb.W. 41) сотового типа, имевшая в отличие от рамных установок обр. 40 и 41 гг. неотделяемый колесный ход. Установка имела ствольную ферму с 6 направляющими, в которых могли помещаться как 28-см, так и 32-см мины. Ствольная ферма представляла собой двухъярусную конструкцию из прутковой и уголковой стали. Вес ПУ был 500 кг, что позволяло расчету легко перекатывать ее по полю боя.
Особняком стоит 8-см реактивный снаряд, созданный немцами на основе 82-мм советского снаряда М-8. Это был единственный немецкий оперенный снаряд, стрелявший с ПУ балочного типа. Такие ПУ с 48 направляющими устанавливали на трофейных французских танках «Сомуа» (немецкое название 303). Кроме того, ПУ с 24 направляющими устанавливали на уже упомянутых бронемашинах «Мультир».

8-см снаряды использовались в основном войсками СС.

                                                                                                          15-см «Иван» на «Мультире»

 «Мультир» в момент пуска 15 см мины

 Реактивная установка образца 1942 г. на базе бронетранспортера «Мультир»

                                                                                      «Мультир» — трофей Советской Армии

 Тяжелая метательная установка калибра 28 см образца 1941 г. (Германия). Захвачена союзниками в Нормандии

                       Немецкая реактивная установка под оперенный 8-см снаряд — копию советского М-8

 И, наконец, принципиально новой системой была 38-см реактивная установка RW. 61 на специальном танке «Штурмтигр». В отличие от всех предыдущих реактивных установок она рассчитана не на залповый огонь по площадям, а на стрельбу одиночными снарядами по конкретной цели. Турбореактивный фугасный снаряд 38 см R. Sprgr. 4581 выстреливался из нарезного ствола длиной 2054 мм с начальной скоростью всего 45 м/с. Затем реактивный двигатель разгонял снаряд до скорости 250 м/ с. Заряжание производилось с казенной части, для чего ПУ (немцы ее иногда называли мортирой) имела горизонтальный клиновой затвор. Подъемный механизм ПУ допускал угол возвышения до +85°.
Вес установки составлял 65 тонн, лобовая броня 150—200 мм. Возимый боекомплект 14 снарядов. Максимальная скорость передвижения до 40 км/час.
В 1944-1945 г. фирма «Хеншель» выпустила 18 установок «Штурмтигр».
В самом конце войны немцы создали 38-см гаубицу на колесном ходу, стрелявшую 680-мм реактивным снарядом.
В начале февраля 1944 г. фирма Круппа начала проектирование сверхдальней ракетной системы R. Wa. 100. Она должна была иметь тонкостенный нарезной ствол, из которого небольшой вышибной заряд выбрасывал турбореактивный снаряд. На расстоянии около 100 м начинал работать маршевый двигатель, разгонявший его до 1000 м/с. Основным назначением системы была стрельба через пролив Ла-Манш. Прорабатывались варианты с 540 и 600-мм стволами, вес взрывчатого вещества в снаряде должен был быть около 200 кг. В качестве ПУ предусматривалось использование переделанного железнодорожного транспортера 24-см пушки «Теодор» или усиленного шасси 60-см САУ «Карл». Немцам удалось довести работы до стадии макетирования. После окончания войны эти проработки были использованы при проектировании в 1945—1946 гг. аналогичной системы 56 см. РАК в советской зоне оккупации Германии.

 Данные немецких реактивных снарядов (мин)

 Производство германских пусковых установок

 Производство реактивных снарядов (мин)

 Германский шестиствольный миномет Nebelwerfer 41 «Иван»

 Залп батареи немецких реактивных миномётов Nebelwerfer 41 под Демянском

 Советские солдаты с трофейным немецким реактивным 150-мм миномётом «Nebelwerfer 41»

 Снаряды М-31 в упаковочных ящиках на огневой позиции

 Ближе к окончанию войны немецкие конструкторы создали 80-мм реактивную систему залпового огня на базе трофейных французских средних полугусеничных БТРов S303(f) и S307(f) на 48 ракет Raketensprenggranate (8см RSprgr.). Эти машины состояли на вооружении войск СС. Ракеты были почти точной копией советской ракеты М-8, известной как «Катюша». Всего немцами было создано 6 машин для запуска этих ракет. Поначалу эти машины проходили испытания в составе Ваффен СС, а затем были перемещены в Schnelle бригаду Запад (21.PzDiv.).

 Автор Александр Широкорад, журнал «Техника и вооружение




Один комментарий

avatar
Алексей 07.02.2015

Третий брат Гримм и матёрый вражина!

Оставьте комментарий: