«Фердинанд» — самая страшная САУ?


 11.05.2012

 

Были у немцев лучшие в мире САУ или нет — вопрос спорный, но то, что им удалось создать одну, оставившую о себе неизгладимую память у всех советских воинов, — это точно. Речь идет о тяжелом самоходном орудии «Фердинанд». Дело дошло до того, что, начиная со второй половины 1943 года, почти в каждом боевом донесении советские войска уничтожали как минимум одну такую САУ. Если просуммировать потери «Фердинандов» по советским донесениям, то за войну их уничтожили несколько тысяч штук. Пикантность ситуации состоит в том, что немцы за всю войну выпустили их всего 90 штук, и еще 4 БРЭМ на их базе. Трудно найти образец бронетехники времен Второй Мировой войны, выпущенный в столь малом количестве и при этом так прославившийся. В «Фердинанды» записывали все немецкие самоходки, но наиболее часто — «Мардеры» и «Штуги». Примерно такая же ситуация была с немецким «Тигром»: с ним часто путали средний танк Pz-IV с длинной пушкой. Но здесь было хотя бы сходство силуэтов, а вот какое сходство у «Фердинанда» и, например, StuG 40 — большой вопрос.

 Так каким был «Фердинанд», и почему он так широко известен со времен Курской битвы? Мы не будем вдаваться в технические детали и вопросы разработки конструкции, ибо это уже написано в десятках иных изданий, а обратим пристальное внимание на бои на северном фасе Курской дуги, где были массированно применены эти чрезвычайно мощные машины.

 Боевая рубка САУ собиралась из листов кованной цементованной брони, переданной из запасов германского ВМФ. Лобовая броня рубки имела толщину 200 мм, бортовая и кормовая — 85 мм. Толщина даже бортовой брони делала САУ практически неуязвимой для огня почти всей советской артиллерии образца 1943 года на расстоянии свыше 400 м. Вооружение самоходки состояло из 8,8-см орудия StuK 43 (в некоторых источниках ошибочно приводится ее полевой вариант PaK 43/2) с длиной ствола 71 калибр, ее дульная энергия в полтора раза превышала таковую у пушки тяжелого танка «Тигр». Пушка «Фердинанда» пробивала все советские танки со всех углов атаки на всех дистанциях действительного огня. Единственная причина, по которой случалось непробитие брони при попадании, — рикошет. Всякое иное попадание вызывало пробитие брони, что в большинстве случаев означало выведение советского танка из строя и частичную или полную гибель его экипажа. Вот такое серьезное оружие появилось у немцев незадолго до начала операции «Цитадель».

 Формирование подразделений САУ «Фердинанд» началось 1 апреля 1943 года. Всего было решено сформировать два тяжелых батальона (дивизиона).

Первый из них, получивший номер 653 (Schwere PanzerJager Abteilung 653), формировался на основе 197-го дивизиона штурмовых орудий StuG III. Согласно новому штату, дивизион должен был иметь 45 САУ «Фердинанд». Эта часть была выбрана не случайно: личный состав дивизиона имел большой боевой опыт и участвовал в боях на Востоке с лета 1941 года по январь 1943 года. К маю 653-й батальон был полностью укомплектован согласно штату. Однако в начале мая 1943 года вся материальная часть была передана на укомплектование 654-го батальона, формировавшегося во Франции в городе Руан. К середине мая 653-й батальон был снова укомплектован почти по штату и имел в своем составе 40 САУ, после прохождения курса учений на полигоне Нойзейдель, 9–12 июня 1943 года, батальон одиннадцатью эшелонами убыл на Восточный фронт.

654-й тяжелый батальон истребителей танков был сформирован на базе 654-го противотанкового дивизиона в конце апреля 1943 года. Боевого опыта у его личного состава, воевавшего прежде с ПТО PaK 35/36, а затем на САУ «Мардер II», было гораздо меньше, чем у коллег из 653-го батальона. До 28 апреля батальон находился в Австрии, с 30 апреля в Руане. После проведения итоговых учений, в период с 13 по 15 июня, батальон четырнадцатью эшелонами убыл на Восточный фронт.

Согласно штату военного времени (K. St.N.№ 1148c от 31.03.43) тяжелый батальон истребителей танков включал в себя: командование батальона, штабную роту (взвода: управления, саперный, санитарный, зенитный), три роты «Фердинандов» (в каждой роте 2 машины штаба роты, и три взвода по 4 машины; т. е. 14 машин в роте), ремонтно-эвакуационную роту, автотранспортную роту. Всего: 45 САУ «Фердинанд», 1 санитарный БТР Sd.Kfz.251/8, 6 зенитных Sd.Kfz 7/1, 15 полугусеничных тягачей Sd.Kfz 9 (18-тонн), грузовые и легковые автомобили.

 Штатная структура батальонов немного различалась. Начать надо с того, что в состав 653-го батальона входили 1,2 и 3-я роты, в 654-й — 5,6 и 7-я роты. 4-я рота куда-то «выпала». Нумерация машин в батальонах соответствовала немецким стандартам: так например, обе машины штаба 5-й роты имели номера 501 и 502, номера машин 1-го взвода с 511 по 514 включительно; 2-го взвода 521 — 524; 3-го 531 — 534 соответственно. Но если мы внимательно рассмотрим боевой состав каждого батальона (дивизиона), мы увидим, что в «боевой» численности подразделений всего 42 САУ. А по штату 45. Куда же делись еще по три САУ из каждого батальона? Вот тут-то и сказывается разница в организации импровизированных танкоистребительных дивизионов: если в 653-м батальоне 3 машины были выведены в резервную группу, то в 654-м батальоне 3 «лишние» машины были организованы в штабную группу, имевшую нестандартные тактические номера: II-01, II-02, II-03.

Оба батальона (дивизиона) вошли в состав 656-го танкового полка, штаб которого немцы сформировали еще 8 июня 1943 года. Соединение получилось весьма мощным: кроме 90 САУ «Фердинанд» в его состав входили 216-й батальон штурмовых танков (Sturmpanzer Abteilung 216), и две роты радиоуправляемых танкеток ВIV «Богвард» (313-я и 314-я). Полк должен был послужить тараном немецкого наступления по направлению ст. Поныри — Малоархангельск.

 25 июня «Фердинанды» стали выдвигаться к линии фронта. К 4 июля 1943 года 656-й полк был развернут следующим образом: к западу от железной дороги Орел — Курск 654-й батальон (р-н Архангельское), к востоку 653-й батальон (р-н Глазунова), за ними три роты 216-го батальона (всего 45 «Бруммбаров»). Каждому батальону «Фердинандов» придавалось по роте радиоуправляемых танкеток B IV.

5 июля 656-й танковый полк перешел в наступление, поддерживая части 86-й и 292-й немецких пехотных дивизий. Однако, таранного удара не получилось: 653-й батальон в первый же день увяз в тяжелейших боях у высоты 257,7, которую немцы прозвали «Танковая». Мало того, что на высоте были вкопаны по самую башню тридцатьчетверки, так еще высота была прикрыта мощнейшими минными полями. В первый же день на минах подорвалось 10 САУ батальона. Тяжелые потери были и в личном составе. Подорвавшись на противопехотной мине, получил тяжелые ранения командир 1-й роты, гауптман Шпильман. Выяснив направление удара, ураганный огонь открыла и советская артиллерия. В результате, к 17:00 5 июля на ходу осталось всего 12 «Фердинандов»! Остальные получили повреждения разной степени тяжести. Остатки батальона в течение следующих двух дней продолжали вести бои по овладению ст. Поныри.

Атака 654-го батальона получилась еще более провальной. 6-я рота батальона по ошибке наскочила на собственное минное поле. В течение буквально нескольких минут большая часть «Фердинандов» подорвалась на собственных минах. Обнаружив чудовищные немецкие машины, еле ползущие на наши позиции, советская артиллерия открыла по ним сосредоточенный огонь. Результатом явилось то, что немецкая пехота, поддерживавшая атаку 6-й роты, понесла большие потери и залегла, оставив САУ без прикрытия. Четыре «Фердинанда» из 6-й роты все же смогли выйти к советским позициям, и там, по воспоминаниям немецких самоходчиков, их «атаковали несколько храбрых русских солдат, оставшихся в окопах и вооруженных огнеметами, а с правого фланга, с линии железной дороги открыла огонь артиллерия, но увидев, что это неэффективно, русские солдаты организованно отошли».

5-я и 7-я роты тоже достигли первой линии окопов, потеряв около 30% машин на минах и попав под сильный артобстрел. При этом был смертельно ранен осколком снаряда командир 654-го батальона майор Ноак.

После занятия первой линии траншей, остатки 654-го батальона двинулись в направлении Понырей. При этом часть машин опять подорвалась на минах, а «Фердинанд» № 531 из 5-й роты, будучи обездвижен фланговым огнем советской артиллерии, был добит и сгорел. В сумерках батальон достиг холмов севернее Понырей, где остановился на ночевку и перегруппировку. В батальоне на ходу осталось 20 машин.

6 июля из-за проблем с горючим 654-й батальон пошел в атаку только в 14:00. Однако из-за сильного огня советской артиллерии немецкая пехота понесла серьезные потери, отошла назад и атака захлебнулась. В этот день 654-й батальон доносил «о большом количестве русских танков, прибывших для усиления обороны». Согласно вечерней сводке, экипажи САУ уничтожили 15 советских танков Т-34, причем 8 из них записали на счет экипажа под командованием гауптмана Людерса, а 5 — лейтенанта Петерса. На ходу осталось 17 машин.

На следующий день остатки 653-го и 654-го батальонов были оттянуты к Бузулуку, где составили корпусной резерв. Два дня были посвящены ремонту машин. 8 июля несколько «Фердинандов» и «Бруммбаров» участвовали в неудачной атаке на ст. Поныри.

В то же время (8 июля) штаб советского Центрального фронта получает первое донесение от начальника артиллерии 13-й армии о подорвавшемся на мине «Фердинанде». Уже через два дня из Москвы в штаб фронта прибыла группа из пяти офицеров ГАУ КА специально для изучения этого образца. Однако им не повезло, к этому моменту местность, где стояла поврежденная САУ была занята немцами.

Главные события развивались 9–10 июля 1943 года. После многих безуспешных атак на ст. Поныри немцы поменяли направление удара. С северо-востока, через совхоз «1 мая» нанесла удар импровизированная боевая группа под командованием майора Калль. Состав этой группы впечатляет: 505-й батальон тяжелых танков (ок. 40 танков «Тигр»), 654-й и часть машин 653-го батальона (всего 44 «Фердинанда»), 216-й батальон штурмовых танков (38 САУ «Бруммбар»), дивизион штурмовых орудий (20 StuG 40 и StuH 42), 17 танков Pz.Kpfw III и Pz.Kpfw IV. Непосредственно за этой армадой должны были двигаться танки 2-й ТД и мотопехота на БТР.

Таким образом, на фронте в 3 км, немцы сосредоточили около 150 боевых машин, не считая второго эшелона. Из машин первого эшелона более половины — тяжелые. По донесениям наших артиллеристов немцы впервые здесь применили новое атакующее построение «в линию» — с «Фердинандами», которые шли впереди. Машины 654-го и 653-го батальонов действовали, выстроившись в два эшелона. В линии первого эшелона наступали 30 машин, во втором эшелоне двигалась еще одна рота (14 машин) с интервалом 120–150 м. Командиры рот находились в общей линии на штабных машинах, несших флажок на антенне.

В первый же день этой группе легко удалось прорваться через совхоз «1 мая» к поселку Горелое. Здесь наши артиллеристы сделали воистину гениальный ход: видя неуязвимость для артиллерии новейших германских бронированных чудовищ, их пропустили на огромное минное поле, начиненное вперемешку противотанковыми минами и фугасами из трофейных боеприпасов, и затем открыли ураганный огонь по шедшей за «Фердинандами» «свите» из средних танков и штурмовых орудий. В итоге вся ударная группа понесла ощутимые потери и вынуждена была отойти.

 На следующий день, 10 июля, группа майора Калль нанес новый мощный удар и отдельные машины прорвались к окраине ст. Поныри. Прорвавшимися машинами были тяжелые САУ «Фердинанд».

По описаниям наших солдат «Фердинанды» наступали, ведя огонь из орудия с коротких остановок с дистанции от одного до двух с половиной километров: очень большой дистанции для бронетехники того времени. Подвергнувшись сосредоточенному огню, или обнаружив заминированный участок местности, они отходили задним ходом к какому-нибудь укрытию, стараясь всегда быть обращенными к советским позициям толстой лобовой броней, абсолютно неуязвимой для нашей артиллерии.

11 июля ударная группа майора Калль была расформирована, 505-й тяжелый танковый батальон и танки 2-й ТД были переброшены против нашей 70-й армии в район Кутырки — Теплое. В районе ст. Поныри оставались лишь подразделения 654-го батальона и 216-го дивизиона штурмовых танков, пытавшиеся эвакуировать в тыл поврежденную матчасть. Но эвакуировать 65-тонные «Фердинанды» в течение 12–13 июля не удалось, а 14 июля советские войска начали массированное контрнаступление от станции Поныри в направлении совхоза «1 мая». К середине дня немецкие войска были вынуждены отойти. Наши танкисты, поддерживающие атаку пехоты, понесли тяжелые потери, в основном не от огня немцев, а потому, что рота танков Т-34 и Т-70 выскочила на то же мощное минное поле, на котором за четыре дня до этого подорвались «Фердинанды» 654-го батальона.

15 июля (то есть уже на следующий день) подбитая и уничтоженная у станции Поныри немецкая техника была осмотрена и изучена представителями ГАУ КА и НИБТ полигона. Всего на поле боя северо-восточнее ст. Поныри (18 км2) осталось 21 САУ «Фердинанд», три штурмовых танка «Бруммбар» (в советских документах — «Медведь»), восемь танков Pz-III и Pz-IV, два командирских танка, и несколько радиоуправляемых танкеток В IV «Богвард».

 Большая часть «Фердинандов» была обнаружена на минном поле у поселка Горелое. Больше половины осмотренных машин имели повреждения ходовой части от воздействия противотанковых мин и фугасов. 5 машин имели повреждения ходовой части от попаданий снарядов калибра 76-мм и выше. Два «Фердинанда» имели простреленные орудия, один из них получил аж 8 попаданий в ствол орудия. Одна машина была полностью разрушена попаданием авиабомбы с советского бомбардировщика Пе-2, одна уничтожена попаданием 203-мм снаряда в крышу рубки. И лишь один «Фердинанд» имел снарядную пробоину в левом борту, сделанную 76-мм бронебойным снарядом, 7 танков Т-34 и батарея ЗИС-3 обстреливали его со всех сторон, с дистанции 200–400 м. И еще один «Фердинанд», не имевший внешних повреждений корпуса, был нашей пехотой сожжен бутылкой с КС. Несколько «Фердинандов», лишенных возможности двигаться своим ходом, были уничтожены своими экипажами.

Основная же часть 653-го батальона действовала в полосе обороны нашей 70-й армии. Безвозвратные потери за время боев с 5 по 15 июля составили 8 машин. Причем одну наши войска захватили совершенно исправной, да еще и вместе с экипажем. Произошло это следующим образом: в ходе отражения одной из немецких атак в районе поселка Теплое 11–12 июля, наступающие немецкие войска подверглись массированному артиллерийскому обстрелу дивизиона корпусной артиллерии, батареи новейших советских САУ СУ-152 и двух ИПТАП, после чего противник оставил на поле боя 4 «Фердинанда». Несмотря на такой массированный обстрел, ни одна немецкая САУ не имела пробития брони: две машины имели снарядные повреждения ходовой части, одна была сильно разрушена огнем крупнокалиберной артиллерии (возможно, СУ-152) — у нее был сдвинут с места лобовой лист. А четвертая (№ 333), стремясь выйти из под обстрела, двигалась задним ходом и, попав на песчаный участок, просто «села» на брюхо. Экипаж попытался было подкопать машину, но тут на них напоролись атакующие советские пехотинцы 129-й стрелковой дивизии и немцы предпочли сдаться в плен. Тут наши столкнулись с той же проблемой, которая уже давно тяготила умы командования немецких 654-го и 653-го батальонов: чем эту махину вытаскивать с поля боя? Вытягивание «бегемота из болота» затянулось аж до 2 августа, когда усилиями четырех тракторов С-60 и С-65 «Фердинанда», наконец, вытянули на твердый грунт. Но в ходе его дальнейшей транспортировки к железнодорожной станции один из бензиновых двигателей САУ вышел из строя. Дальнейшая судьба машины неизвестна.

 С началом советского контрнаступления «Фердинанды» попали в свою стихию. Так, 12–14 июля 24 самоходки 653-го батальона поддерживали части 53-й пехотной дивизии в районе Березовец. При этом, отражая атаку советских танков у поселка Красная Нива экипаж только одного «Фердинанда» лейтенанта Тирета доложил об уничтожении 22 танков Т-34.

15 июля 654-й батальон отбил атаку наших танков со стороны Малоархангельск — Бузулук, при этом 6-я рота доложила об уничтожении 13 советских боевых машин. В последующем остатки батальонов оттянули в Орел. К 30 июля все «Фердинанды» были выведены с фронта, и по приказу штаба 9-й армии отправлены в Карачев.

В ходе операции «Цитадель» 656-й танковый полк ежедневно докладывал о наличии боеспособных «Фердинандов» по радио. Согласно этим докладам на 7 июля в строю было 37 «Фердинандов», 8 июля — 26, 9 июля — 13, 10 июля — 24, 11 июля — 12, 12 июля — 24, 13 июля — 24, 14 июля — 13 штук. Эти данные плохо соотносятся с немецкими же данными по боевому составу ударных групп в которые входили 653-й и 654-й батальоны. Немцы признают безвозвратно потерянными 19 «Фердинандов», кроме того, еще 4 машины были потеряны «из-за короткого замыкания и последующего за этим пожара». Следовательно, 656-й полк потерял 23 машины. Кроме того, есть нестыковки с советскими данными, которые фотодокументально свидетельствуют об уничтожении 21 САУ «Фердинанд».

 Возможно, немцы попытались, как это часто бывало, списать несколько машин в безвозвратные потери задним числом, ибо, по их данным, с момента перехода советских войск в наступление безвозвратные потери составили 20 «Фердинандов» (сюда по-видимому входят и какие-то из 4 сгоревших по техническим причинам машин). Таким образом, по немецким данным, общие безвозвратные потери 656-го полка с 5 июля по 1 августа 1943 года составили 39 «Фердинандов». Как бы там ни было, это в общем подтверждается документами, и, в основном, соответствует советским данным.

 Если потери «Фердинандов» и по немецким, и по советским совпадают (разница лишь в датах), то дальше начинается «ненаучная фантастика». Командование 656-го полка заявляет, что за период с 5 июля по 15 июля 1943 года полком выведено из строя 502 вражеских танка и САУ, 20 противотанковых и около 100 других орудий. Особенно отличился на поприще уничтожения советской бронетехники 653-й батальон, записавший себе в уничтоженные 320 советских танков, а также большое количество орудий и автомобилей.

Попытаемся разобраться с потерями советской артиллерии. За период с 5 по 15 июля 1943 года Центральный фронт под командованием К. Рокоссовского потерял 433 орудия всех типов. Это данные по целому фронту, занимавшему весьма протяженную полосу обороны, поэтому данные по 120-ти уничтоженным орудиям на одном маленьком «пятачке» кажутся явно завышенными. Кроме того, очень интересно сравнить заявленное количество уничтоженной советской бронетехники с реальной ее убылью. Итак: к 5 июля танковые части 13-й армии насчитывали в своем составе 215 танков и 32 САУ, еще 827 бронеединиц числилось во 2-й ТА и 19-м ТК, находившемся в резерве фронта. Большая их часть была введена в бой именно в полосе обороны 13-й армии, где немцы наносили свой главный удар. Потери 2-й ТА за период с 5 по 15 июля составили 270 танков Т-34 и Т-70 сгоревшими и подбитыми, потери 19-го ТК — 115 машин, 13-й армии (с учетом всех пополнений) — 132 машины. Следовательно, из задействованных в полосе 13-й армии 1129 танков и САУ общие потери составили 517 машин, причем больше половины из них были восстановлены уже в ходе боев (безвозвратные потери составили 219 машин). Если же учесть, что полоса обороны 13-й армии в разные дни операции составляла от 80 до 160 км, а «Фердинанды» действовали на фронте от 4 до 8 км, становится понятно, что «нащелкать» такое количество советской бронетехники на таком узком участке было просто нереально. А если мы учтем еще и то, что против Центрального фронта действовали несколько танковых дивизий, а также 505-й тяжелотанковый батальон «Тигров», дивизионы штурмовых орудий, САУ «Мардер» и «Хорниссе», а также артиллерия, то видно, что результаты 656-го полка бессовестно раздуты. Впрочем, подобная картина получается и при проверке результативности тяжелых танковых батальонов «Тигров» и «Королевских Тигров», да и вообще всех немецких танковых частей. Справедливости ради надо сказать, что подобной «правдивостью» грешили боевые донесения и советских, и американских, и английских войск.

 Так в чем же причина такой известности «тяжелого штурмового орудия», или, если угодно, «тяжелого истребителя танков Фердинанд»?

Несомненно, творение Фердинанда Порше было своеобразным шедевром технической мысли. В огромной САУ были применены многие технические решения (уникальная ходовая часть, комбинированная силовая установка, расположение БО и т. д.) не имевшие аналогов в танкостроении. Вместе с тем многочисленные технические «изюминки» проекта были слабо приспособлены для войсковой эксплуатации, а феноменальная бронезащита и мощнейшее вооружение, покупались за счет отвратительной подвижности, малого запаса хода, сложностью машины в эксплуатации и отсутствием концепции применения такой техники. Это все так, но не это было причиной такого «испуга» перед творением Порше, что советским артиллеристам и танкистам почти в каждом боевом донесении мерещились толпы «Фердинандов» даже после того, как немцы все оставшиеся в живых САУ вывезли с восточного фронта в Италию и вплоть до боев в Польше в они на Восточном фронте не участвовали.

Несмотря на все свои несовершенства и «детские болезни», САУ «Фердинанд» оказалась страшным противником. Ее броня не пробивалась. Просто не пробивалась. Совсем. Ничем. Можно представить себе, что чувствовали и что думали советские танкисты и артиллеристы: лупишь по ней, выпускаешь снаряд за снарядом, а она словно заговоренная, прет и прет на тебя.

 Многие современные исследователи в качестве основной причины неудачного дебюта «Фердинандов» называют отсутствие противопехотного вооружения этой САУ. Дескать, не было у машины пулеметов и САУ были беспомощны против советской пехоты. Но если проанализировать причины потерь САУ Фердинанд, то становится ясно, что роль пехоты в деле уничтожения «Фердинандов» была просто ничтожной, подавляющее большинство машин было подорвано на минных полях, еще некоторая часть была уничтожена артиллерией.

Таким образом, вопреки бытующему мнению, что в больших потерях на Курской дуге САУ «Фердинанд» виноват В. Модель, который якобы «не знал» как их правильно применить, можно сказать, что основными причинами таких высоких потерь этих САУ явились тактически грамотные действия советских командиров, стойкость и храбрость наших солдат и офицеров, а также немного военной удачи.

Иной читатель возразит, почему мы не говорим о боях в Галиции, где с апреля 1944 года участвовали слегка модернизированные «Элефанты» (которых от прежних «Фердинандов» отличали незначительные улучшения, вроде курсового пулемета и командирской башенки)? Отвечаем: потому что там их судьба была не лучше. До июля они, сведенные в 653-й батальон, вели бои местного значения. После начала крупного советского наступления, батальон был брошен на помощь немецкой дивизии СС «Хоэнштауфен», но напоролся на засаду советских танков и противотанковой артиллерии и 19 машин были сразу уничтожены. Остатки батальона (12 машин) были сведены в 614-ю отдельную тяжелую роту, которая приняла бои под Вюнсдорфом, Цоссеном и Берлином.

 Номер САУ Характер повреждения Причина повреждения Примечание
731 Разрушена гусеница Подорвана на мине САУ отремонтирована и отправлена в Москву на выставку трофейного имущества
522 Разрушена гусеница, повреждены опорные катки Подорвана на фугасе, воспламенилось топливо Машина сгорела
523 Разрушена гусеница, повреждены опорные катки Подорвана на фугасе, подожжена экипажем Машина сгорела
734 Разрушена нижняя ветвь гусеницы Подорвана на фугасе, воспламенилось топливо Машина сгорела
II-02 Сорвана правая гусеница, разрушены опорные катки Подорвана на мине, подожжена бутылкой КС Машина сгорела
I-02 Сорвана левая гусеница, разрушен опорный каток Подорвана на мине и подожжена Машина сгорела
514 Разрушена гусеница, поврежден опорный каток Подорвана на мине, подожжена Машина сгорела
502 Сорван ленивец Подорвана на фугасе Машина испытывалась обстрелом
501 Сорвана гусеница Подорвана на мине Машина отремонтирована и доставлена на НИБТ полигон
712 Разрушено правое ведущее колесо Попадание снаряда Экипаж машину покинул. Пожар потушен
732 Разрушена третья каретка Попадание снаряда и поджег бутылкой КС Машина сгорела
524 Разорвана гусеница Подорвана на мине, подожжена Машина сгорела
II-03 Разрушена гусеница Снарядное попадание, поджег бутылкой КС Машина сгорела
113 или 713 Разрушены оба ленивца Снарядные попадания. Орудие подожжено Машина сгорела
601 Разрушена правая гусеница Снарядное попадание, орудие подожжено снаружи Машина сгорела
701 Разрушено боевое отделение попадание снаряда 203-мм в люк командира -
602 Пробоина в левом борту у бензобака 76-мм снаряд танковой или дивизионной пушки Машина сгорела
II-01 Орудие сгорело Подожжено бутылкой КС Машина сгорела
150061 Разрушены ленивец и гусеница, прострелен ствол орудия Снарядные попадания в ходовую часть и пушку Экипаж взят в плен
723 Разрушена гусеница, орудие заклинено Снарядные попадания в ходовую часть и маску -
? Полное разрушение Прямое попадание с бомбардировщика «Петляков»

 Первоисточник http://www.battlefield.ru/




Нет комментариев

Нет комментариев.

Оставьте комментарий: